Архив метки: voyna

Мужская и женская философия

Две философии, о которых я недавно говорил, всё же различаются как женская и мужская.

Если женщине долго разъяснять какую-либо логическую схему, у нее начинает расти агрессия.  В чем особенность женского интеллекта? Женский интеллект не предназначен для борьбы за ресурсы. Потому что женщина –  сама ресурс,  за который ведется борьба.

Словарная потребность женщин выше мужской в четыре раза. Если женщина на равных пытается общаться с мужчиной, мужчина будет раздражен. Женщина общается больше с женщинами. Молодые мужчины обычно не возражают против разговоров с женщиной,  имеющих смыслом проявления груминга*. Слова в таких разговорах обычно смысла не имеют, имеет смысл выражение отношения. Взрослые мужчины выдерживают такие разговоры очень непродолжительное время.

С.Морозов, «Секс и ранг».

Вот оказывается почему я плохо выношу философские беседы на отвлечённые темы. Слишком в них много лишних слов — слов, необеспечивающих действие или ненужных для принятия решения. Созерцательная философия – это философия расчёсывающих друг друга женщин. Она может продолжаться бесконечно, никогда не превращаясь в поступок. Философия действования – это мужская философия, предназначенная для организации борьбы за ресурсы.

Слова у говорящих женщин скорее  являются шиной для передечи эмоций, чем шиной для передачи смысла. В женской болтовне часто сложно найти смысл – и его не нужно искать, достаточно отслеживать эмоциональную составляющую. Мужчина сломает себе мозг, разбирая женские умопостроения, но запросто может влять на их общую канву, возвращая ей эмоциональность. Между собой женщины могут долго обмениваться отношениями (например, по телефону), вкладывая в них минимум смысла, и как факт «взаимного расчёсывания», акт социализации, это будет иметь свою ценность.

Созерцательная философия поднялась выше. В её потоке смысл передаётся, но через этот смысл не передаётся управления. В философском дискурсе можно различать логику, зачастую весьма стройную. Семантики могут быть связаны корректно и элегантно. Но это лишь красивый женский голос созерцательной философии. Попытка вынести из такого философского построения когнитивную эссенцию, нужную для принятия решения скорее всего закончится безрезультатно. Эти смыслы слишком высоки для нашего понимания? Кажется, я это уже слышал: «Ты же меня совсем не понимаешь!»

Созерцательные философы, как и женщины, биологически не предрасположены к войне. Именно потому, безполезно искать в их речах полезные для победы принципы. Чувствуя симпатию к некоторым из них, можно обмениваться репликами, порасчёсывать их разум, и они с радостью ответят – но для того, кто занят войной, это скучно и утомительно. За то они быстро находят друг друга, по особой манере выражать мысли, так же как женщины быстро могут обнаружить партнёршу на поболтать по интонациям голоса. Вдохновлённые поэты, способные расчесать чувства или разум – вот частая компания и для первых, и для вторых.

Молодые мужчины могут западать на эти дискурсивные красоты – до тех пор, пока не приходится действительно бороться за ресурсы, используя интеллект. Тогда оказывается, что вся эта интеллектуальная катавасия потребляет больше энергии, чем может отдать. С таким КПД врагов не победить, и философия уходит прямиком в ведро. А то и вовсе оказывается дегенеративной – западающие на такую вымирают, интеллектуально или физически, просто по факту неспособности организоваться свою деятельность в соответствии со своими принципами.

Многие из созерцательных философов безплодны, и их даже невозможно оплодотворить – они так привыкли к всезаменяющим нежностям, что введение чего-то живого и нерезинового в их организм, или даже угроза такового, что они остро чувствуют, вызывает настороженность до паники. Попытка вывести разговор на построение управления воспринимается так же, как воспринимается женщинами попытка проанализировать их утверждения: «Ты меня не любишь!», сие есть грубость и безтактность. Созерцающие смотрят на тебя, как на хама, неспособного оценить красоту и нарушающего свободный полёт мысли. Хотя, некоторых «философствующих молотом» они могут и любить – но только из далека, и лучше посмертно, когда угроза контакта миновала.

И да – созерцательные философы, как самки саванны, сами есть ресурс, за который ведётся борьба. Всё же, интеллектуальный реактор работает, пусть даже с малым КПД, и его нужно заряжать. Лучше это сделаем мы и наши, чем они и ненаши. Самим этим философам зачастую всё равно, чьи идеи вынашивать – спрашивать их на этот счёт малополезно, но учитывать настроения приходится.

* Груминг – часть биосоциального поведения, расчёсывание партнёра у обезьян; у людей добавляются социальные заместители: ублажение разного рода, знаки особого внимания, лесть.

Размышления к 23-ему февраля

1. Мужчины, идентичные натуральным
Из корпоративного поздравления, произнесённого сегодня одной ответственной дамой перед мужским обществом: «Не знаю, кто из вас служил, а кто нет, но 23 февраля уже давно перестал быть днём защитника отечества, а стал просто днём мужчин, потому поздравляем….»
Не пойму, женщины в наше время удовлетворены низведением мужчины-сражающегося к состоянию мужчины-зарабатывающего, мужчины-сюсюкающегося и мужчины-совокупляющегося? Общество считает, что защищать Отечество уже как-то неактуально? Это пафос такой киношный? Война — это где-то далеко и неправда?

Потом прислали поздравление с картинкой вида «сьмишные пупсики в военных шлёмах». Что за бред? Это — защитник Отвечества? Дамы, вы таких мужчин намерены выращивать у себя в семьях? Вот такой прекольненький организм в штанах — это для вас мужской стандарт?

Амлуа воина для мужчины негламурно, малоприбыльно, многозатратно, неприятно. Достаточно быть просто метросексуальным бизнес-самцом, или по крайней мере, стремиться им стать. «Не наигравшиеся в войнушку в детстве» вызывают снисходительную усмешку у домохозяек и крепких хозяйственников.

Прошерстите открытки-поздравления в Яндексе: пупсики в шлёмах, котики в бескозырках, игрушечные танчики, позирующие в камуфляже девочки, абстрактные флаги-гербы. Нормального солдата с нормальным негомометросексуальным мужским лицом поди отыщи.

Как говорил Хемуль в известном мультфильме, «посмотрим, как вы зимой будете есть ваши пуговицы от штанов».

2. Сяляне с вилами
Один успешно косящий от армии товарищ как-то мне рассказал, что «армейский идиотизм мне не нужен, семью я и так защитить смогу». Какой милый наивный романтизм.

Всем добрым эльфам и злым эльфам, которые надеются, что ч0рный пояс в Киокушинкай, топор в сенях или даже ствол в шкафу что-то серьёзно решает, рекомендую от рывок из воспоминаний Сергея Масленицы о становлении молодой чеченской республики:
А затем стало совсем весело. В станицу пришли боевики и стали зачищать её от русских. По ночам иногда были слышны крики людей, которых насилуют и режут в собственном доме. И им никто не приходил на помощь. Каждый был сам за себя, все тряслись от страха, а некоторые умудрялись подводить под это дело идеологическую базу, мол, «мой дом – моя крепость» (да, уважаемый Родо, эту фразу я услышал именно тогда. Человека, который её произнёс, уже нет в живых – его кишки вайнахи намотали на забор его же собственного дома). Вот так нас, трусливых и глупых, вырезали поодиночке.

Кто-то уверен, что у нас подобного не может быть, мы тут все шибко цивилизованные? Именно в этом же многие были уверены и до Первой мировой, и до Второй мировой.

Семью ещё можно защитить от залётного одиночного бандита. Да и то, имея определённую физ.подготовку, тактические навыки и решимость даже для применения оружия, не говоря уже о рукопашной схватке. Реальность расстраивает даже спорстменов-чемпионов, ибо никаких правил боя там не соблюдается, и фантазия атакующих может выходить далеко за пределы разрешённого на ринге или описаного в экшн-фильмах. Что могут сделать в таком случае волосатые пацифисты? Будем хором надеяться на лучшее.

Армия, даже в современном упадочном состоянии, может дать как минимум приращение личной дисциплины, навыки коллективной работы, не говоря уже о других полезных и специфичных для данного места вещах, типа дедовщины и обращения с оружием. Ведь именно дисциплина и психическая выносливость, способность командовать и подчиняться командам, чего у наших свободных и незвисимых романтиков не достаёт, а не прикладные умения зачастую играют главную роль в коллективном выживании.

А уж если относиться к своему пребыванию в армии стратегически, как к месту личного совершенствования и подготовки, то можно добиться совсем других результатов, при всём «идиотизме». Армия, конечно, не единственное место, где можно получить такие навыки, но там это по крайней мере бесплатно и в комплекте. Тот настоящий, продолжительный и острый стресс, который можно там пережить, очень непросто имитировать на гражданке, хотя даже из тех, кто понимает необходимость таких упражнений, мало кто созрееват по доброй воле. «Идиотизм», шо.

3. Заработать праздники
О чём вообще праздник 23 февраля? Троцкий решил дважды узаконить иудейский праздник Пурим, по старому стиль 23.02 и по новому — 8.03? (Хотя, Пурим — «плавающий» праздник, и может попадать на разные даты в этом районе). Для этого большевики задним числом «победили под Нарвой»?

Другой сегодняшний повод. Немецкая администрация, видя неспособность Вермахта управляться с красными партизанами, 23.02.1944 организовала антисоветское/антипартизанское подразделение «Беларуская Краёвая Абарона», факт чего националисты считают большим праздником. Не понимаю, почему. Эта немецкая инициатива и немецкое спонсорство — большое достижение великого белорусского духа? Несколько мелких успехов БКА, при серьёзных проблемах с дезертирством, дисциплиной, моральным состоянием, боевой подготовкой — значимая организационная победа? Это дожно войти в аналлы белорусской истории, как пример того, как нужно поступать? Такую западню мы готовим потомкам? С такой меркой и победу пана Ющенко в 2004-ом на американские деньги и американских технологиях можно зачислить в актив украинской незалежности.

Есть и более значимые, настоящие даты истории, которые заработали наши предки. Год за годом, из памяти новых поколений уходят живые ощущения, связанные с этими победами. Память остаётся формальной, сочувствие — бюрократическим. Или в иных целях, в какую-то дату искусственно нагнетается эмоции и бутафорское величие. Но безсмысленно требовать лучшей или более честной эмоциональной игры. Борьба за праздники — это опять склока за прошлое. Даже праздники типа «окончания сбора урожая» могут по-настоящему праздновать отпахавшие сезон колхозники и фермеры, а совсем не фантазёры-родноверы, выбравшиеся на уик-енд из города потанчить у костра.

Наверное, каждому поколению нужно своим трудом заработать свои настоящие праздники, чтобы прочувствовать, что вложили деды в свои дни победы. Вложить не только деньги и веселье, а свои силы и кровь в старые свята, чтобы они оставались живыми. Иначе, следование традициям теряет глубину, превращается в регламентированное лицемерие. Не нужно надувать из бедности какие-то недопобеды или мифические успехи, а стремиться сделать нечто, что навсегда и значимо отпечатается в ткани истории.

Три пути Муаммара Каддафи

Смерть Муаммара Каддафи — это завершение нескольких траекторий:

1. Умер человек.
2. Устранён авторитарный политик и бизнесмен. Закончилась очередная эпоха в истории Ливии.
3. Погибла незаурядная личность: писатель, поэт и воин.

Наземные червяки из повстанческой армии с ликованием загрызли своего бывшего лидера, для них он не более, чем трофей, поверженная статуя. Подземные черви сейчас продолжат дело первых, и доедят его тело. Человек умер, человек смертен. Тело не сохранить.

ПНС и натовский спецназ с авиацией, несомненно, работали на завершение второй траектории. Новый колониальный режим в Ливии установлен, не в первый и не в последний раз. Каддафи-политик и им построенное государство оказались слишком хрупки в меняющемся мире, и, не имея больших целей, попали в жернова окружающих империй, как и все их предшественники на этой территории со времён фиаско Карфагена. Джамахирия, как государство, отработала свой срок, дала миру свой опыт, но не переросла себя, и потому ушла.

Обе эти неизбежности, впрочем, не отменяют того, что Каддафи останется вписанным в историю, как поэт и писатель, и для Ливии, и всего Ислама являя крупную литературную величину. Останется, как пример настоящего патриотизма, и пример воинского поведения. Те, кто ненавидят Каддафи-политика, кто был готов ради этого уничтожить Каддафи-человека, отдают ли они себе отчёт в том, что их подлость и глупость уничтожили личность, которая строила то, что называется культурой? То, без чего они остаются червяками, а не людьми, и не мусульманами?

Можно нанавидеть Джамахирию (или мифы о ней), можно ненавидеть Ислам, можно испытывать неприязнь лично к Каддафи с его экстравагантными манерами, но если эта ненависть не останавливается перед Каддафи-патриотом и Каддафи-воином, то это безумие. Это отрицание высоких ступеней ответственности, сознания и в себе самом и в окружающем культурном пространстве; это дегенерация.

Ливию ждёт очередная горькая страница истории, как и многих других в приходящем мире. Муаммар не мог этого изменить, он мог лишь достойно умереть на своём месте. Что он и сделал.

Слава!

Когда можно ходить в атаку

В феврале 1915 года к крепости Осовец, что стоит в Польше,
подошли немецкие войска, которых было дохера и больше.
Там тогда стоял русский гарнизон,
которому поставили задачу «продержитесь, братцы, 48 часов».
Подъехали «Большие Берты», и лупили пять суток подряд,
(это у которых 800 килограмм весит один бетонобойный снаряд).
200 тысяч штук отстрелили только крупного калибра,
а снарядам поменьше и счёта не было видно.
Крепость потиху превращали в руины,
а людей – в мясо, перемешанное с глиной.
Но когда в атаку шла немецкая пехота,
мясо вставало и загоняло её обратно в болота.
Потом кто-то вышел из крепости до ветру
и поломал немцам две «Больших Берты»,
а так же сжёг склад с боеприпасами и прочим хламом.
Немцы загрустили без этих двух баянов,
но опять бомбили, и опять бросали батальоны в атаку.
А русский полк никак не хотел сливать драку.

Такая песня продолжалась пол-года.
И вот немцы дождались хорошей погоды,
и в августе, когда тепло и кузнечики скачут,
собрались с силами и давай опять херачить.
Но чтоб взять крепость окончательно и сразу,
решили применить после бомбёжки отравляющие газы.
Противогазов защитникам, конечно, не догадались передать,
ведь с ними русским не так интересно воевать.
С попутным ветерком пошли на крепость хлор да бром,
и три четверти русского полка сразу уснуло вечным сном.
А также здохли все кузнечики в глубину по фронту на 12 километров,
куда смогла зараза долететь с попутным ветром.
Вся трава пожелтела и опали листья на древах,
и тогда вперёд сунулись 14 батальонов ландвера.
7000 касок пошли посмотреть на то, что ещё осталось.
Но получилось не так просто, как сперва показалось.
В кровище, и с рожами, пожжёнными химикалием,
мертвецы 13-ой роты 226-го полка повылазили из развалин.
60 человек, выплёвывая лёгкие на ходу,
пошли во встречный бой на всю эту немецкую орду.
Кричала «ура!» пехота, и огрызалась ещё какая-то артиллерия.
И немцы испугались мертвецов, глазам своим не верили.
Сделали «кругом» и удирать бегом стали,
А многие на проволоке висеть остались.

Мораль сей правдивой басни проста и понятна:
даже если на харе проступили трупные пятна,
даже если внутри всё сожжено и разбито,
и глаза кровищей и потом залиты,
это ещё не повод не ходить в атаку, наоборот – должно.
Не помереть шансов нет, но победить – можно.

Война и эльфы

Romanus
Армию, ИМХО, следует распустить. Не нужна она Беларуси.
На базе инженерных частей создать нормальный МЧС и передать туда всю подходящую для целей преодоления ЧС технику и снаряжение.

Милое эльфийское фэнтези. Перекуём мечи на орала, мерзких кагебешников превратим в доблестных эмчеесников, и будем всем дарить цветы, и сами станем, как цветы.

Что лично я вынес из подобных разговоров с эльфийскими гражданами, так это тот факт, что если начинать внушать им что-то мобилизационное, они начинаются злиться, ибо ты ж покушаешься на светлую мечту о растительном рае. Лучше, чем сама жизнь их никто ничему не научит.

Есть в обществе люди, избавленные от таких фантазий — раз, и есть люди, которые нихрена не растения — два. И война для последних — нормальное и правильное состояние, даже если они, вслед за нынешним страдальческим комильфо, приучили себя жаловаться об обратном. А мир жаждет новой войны, все соскучились по впечатлениям, так же, как и многие-многие разы в прошлом и будущем. Общества накопили много барахла, с которым нечего больше делать, кроме как сжечь, и много социальных проблем, требующих оружия для своего разрешения.

Также, в мире много уставших от жизни людей, не имеющих ни страсти к жизни, ни целей в ней, ни способностей к выживанию и победе. Не то чтобы я призываю их уничтожить, нет. Здесь не нужно взваливать на себя бремя кровожадности, потому как шторма ближайшего будущего сами сметут с лица земли тех, кто не намерен стоять твёрдо.

Читать про эльфийский мир перед Первой Мировой: Стефан Цвейг «Вчерашний мир», гл. «Блеск и тени над Европой».

Всё ещё больше упрощается, когда понимаешь, что война уже идёт, она не прекращалась, и она не менее жестока, чем стальные смерчи Второй Мировой. И те, кто опаздывает со вступлением в эту войну, витая в поисках «общественного согласия и процветания», лишь ухудшают своё положение. Многие, возможно, так и не заметят своих ошибок, как те дети цветов, которых недавно расстрелял норвежский Иван Помидоров. Умрут в своём эльфийском сне.

Для многих, слишком для многих умереть во сне кажется хорошим выходом, но увы, наверху есть кто-то, кто слишком хорошо к нам относится, чтобы позволять нам проспать эволюцию. Пробуждение будет, и тех, кто не проснулся много лет назад от ласкового «вставай, сынок» и пошёл по знанию, кто не просыпается сейчас по зову «Рота, в ружьё!» и не идёт по долгу, того разбудят завтра палками, и погонят, как скот.

Как это было всегда.

Сверх-проект как единственный способ выжить

Намерение посмотреть в будущее не просто в качестве наблюдателя, а как сколь-нибудь активный его созидатель, требует несколько отстраниться от бурлящего политического поля, где точками кипения присутствуют вопросы о противостоянии националистов с либералами, о Сталине, о Кавказе,  о качествах власти РФ и т.п. В этом эмоциональном котле можно сколотить некоторое политическое состояние, занимаясь выяснением, какой исаак родил какого иакова, и какой младонационалист отрицает какого старопатриота, но в деятельном выражении всё остаётся с большего на уровне обмена чувствами в блогах и тумаками на площадях. Может быть, это немаловажно, но категорически недостаточно. Одна из горячих тем – место и задачи русского национализма, чему было посвящено несколько срезонировавших в Сети выступлений (Кургинян, Крылов, Холмогоров).

Цель этой статьи – показать структуру более широкого контекста, в котором работают и националисты, и те, кто и эмоционально противостоит. И именно, наблюдая траектории на этом приращённом масштабе, можно видеть, что русский национализм (к счастью, не во всех, но во многих своих трактовках) не проиграет, а уже проиграл. Возможно, не как политический резервуар для закачивания денег и эмоций, но как жизнеспособная геополитическая доктрина.

Видеть будущее означает видеть цели. Попытки предсказывать будущее на основании впечатлений есть управление автомобилем, глядя в зеркало заднего вида. Неневозможно, но сопряжено с очевидными проблемами. Потому, я не буду обсуждать лица и позиции национализма, а попытаюсь обобщённо показать телеономическое пространство, пространство целеориентированной организации, в котором производится работа. Для этого понадобятся два простых инструмента.

Троичная задача

Всякая эволюционирующая система или организм на любом деятельном уровне и в любой перспективе решает следующие задачи:

  1. Сохраниться.
  2. Стать сильнее.
  3. Совершить великое.

Или: выжить, победить, превзойти.

В развёрнутом виде определяется как:

1. Выстоять как относительно обособленный от окружающей среды организм, удерживая индивидуальную границу; не дать конкурирующим операторам разрушить системность, превратить себя в ресурс низшего организационного порядка и тем потребить; эффективно связать энергию среды в русле своей индивидуальной работы; добиться устойчивого гомеостаза со средой, который исключает уничтожение.

2. Выйти на режим наращивания собственной мощности через потребление окружающих организмов или их работы, превращение их в ресурс, в том числе и через дезинтеграцию организмов внешней среды до более мелких, и тем – более управляемых систем. Гомеостаз непрерывного роста.

3. Качественное завершение предыдущей работы с выходом на уровень, когда вовлечение организмов меньшей сложности в курс собственного намерения и работы осуществляется без их дезинтеграции, а наоборот — с организацией их, как целостных элементов, в более крупные структуры. То есть, осуществляется выход в иную среду деятельности, с операторами более высокого масштаба и мощности. Таким образом, реализуется превозхождение управления и актуализируется задача 1 следующего уровня.

Система управления, построенная без учёта всех трёх задач, обречена либо на функционирование в качестве стабильно работающего ресурса, вписанного в более мощные и организованные структуры, либо на перспективную дезинтеграцию до низших организмов:

Нерешение задачи 1 ведёт к дезинтеграции структуры.

Нерешение задачи 2 ведёт к существованию организма, как стабильного ресурсного элемента среди аналогичных в объемлющей системе.

Нерешение задачи 3 ведёт к ограничению роста мощности в связи с естественным ограничением ёмкости среды, и, как следствие, колебание в окрестности превозхождения, в состоянии подчинённости структурам, вышедшим на качественно высший организационный уровень.

Все три задачи решаются организмом одновременно, но с разной степенью деятельной выраженности в каждый конкретный момент или отдельной перспективе рассмотрения, таким образом являя собой единую троичную задачу, которую можно равносправедливо называть задачей выживания, становления или превозхождения, если фокусироваться на соответствующих отдельных аспектах троичности.

Закон необходимого целеполагания

В кибернетике существует закон необходимого разнообразия Эшби, который определяет возможность осуществления управления через отношение разнообразия регулятора и объекта регулирования. Одна из простых его формулировок такова: «только [большее] разнообразие побеждает разнообразие».

Однако, само по себе разнообразие ещё ничего не решает, иначе миром бы правили амёбы, пара пастушьих собак не управлялась бы с сотней овец, и главным достоинством человека был бы его клеточный вес. Решает степень телеономии (целеориентированной организованности) доступного разнообразия состояний. Организованность здесь может трактоваться, как способность системы производить большее разнообразия состояний/действий с использованием меньшего количества элементов, за счёт эффективного использования связей; целеориентированность относится к способности фокусировать производимую работу относительно системы направлений; и оба эти момента выступают, как целостная управленческая категория.

Потому, необходимым условием осуществления управления следует назвать телеономическое превосходство, и превосходство в разнообразии – как его количественный момент. Закон необходимой телеономии относительно троичной задачи можно сформулировать следующим образом:

  1. Выживает система, телеономически не уступающая среде в некоторой окрестности.
  2. Побеждает система, телеономически опережающая любую систему в некоторой окрестности среды.
  3. Превозходит система, телеономически опережающая сумму всех систем среды в некоторой окрестности.

Организованность системы – функция системы аттракторов, определяющих её эволюцию. Для систем, которые строит человек, во главе угла стоят осознанные или неосознанные цели, определяющие его действование. Потому, в этом случае можно говорить о «необходимом целеполагании», как о ключевом моменте в управлении и противостоянии: побеждает тот, кто способен видеть более далёкие цели, и способен устойчиво двигаться к ним, преодолевая препятствия любого рода. Именно эту устойчивость в движении к цели и называют человеческим духом.

Траектория Русского Мира

Среди русских княжеств, сумевших выжить после ордынского завоевания, Московия стала наиболее успешным проектом, преобразовав избыток внутренней энергии, гумилёвскую «пассионарность», в эффективное экспансионистское движение, превратившись в одну из крупнейших империй мира. Победив в конкуренции со множеством государств, Россия подошла к порогу превозхождения даже имперского уровня. Пик этого экспансионизма – выход человека в космос, который стал возможен только в организации такого масштаба и силы, как СССР, и только потому, что этот колосс не просто вегетативно рос, а ставил перед собой сверх-цели, и обладал несокрушимой волей к их решению. Это была деятельность на превозхождение, деятельность уровня третьей задачи.

Всё, что происходило за этой пиковой точкой – есть процесс дегенерации целей, начиная с кукурузной позиции «догоним и перегоним Америку». СССР некоторое время обладал телеономическим превосходством на глобальной арене, и пользовался симпатиями во всём мире именно потому, что ставил перед собой высшую цель, идеал справедливого и развивающегося общества для всей планеты. Марксистская утопичность сыграла свою роль в хрупкости этого идеала, как и то, что Сталин не смог, а все последующие уже и не хотели переформулировать его в соответствии с новыми условиями и новым знанием. Хрущёвская политика денонсировала преимущество СССР, отбросила высшие цели, превратив их в пустую риторику о сытом «коммунизме к 80-му году», и выставила в качестве главного критерия материальное производство и личное благосостояние – тем приложив «выживательскую» меру к превозходящей системе, и на этом построив управление. Это стало фатальной ошибкой. СССР престал двигаться вовне себя, быть если не экономическим, то идеологическим лидером, и стал искать компромиссы с другими геополитическими операторами, отказавшись от разработки своего плана глобализации. Это была первая дегенерация целеполагания, дегенерация меры, когда управление и деятельность сошли на второй уровень Троичной задачи.

Выживание народа – это первая необходимость. Благосостояние народа – это то, что безусловно требует внимания. Но усечение целеполагания, обрезание уставшей партократической верхушкой далёких целей в пользу близких, привело в перспективе к поражению страны, к её расчленению, культурному распаду и, как безусловное следствие – к ухудшению этого самого благосостояния, и прямой угрозе выживанию. Это то, что раньше называли «продать бессмертную душу»: поменять вековые стремления на мимолётные удобства. Но такой комфорт растранжиривания великого на мелочное не останется в веках, и даже не продлился долго.

Русский национализм, в его сколь-нибудь доброкачественной форме, в настоящий момент озабочен сохранением нации более, чем чем-либо другим. На шкале Троичной задачи видно, что это – самый первый, самый низший уровень работы. Русский Мир упал из космоса в состояние ощетинившегося животного, озабоченного собственной целостностью. Для того, чтобы сохранить внутреннее давление, предлагается сбрасывать энергопотребляющие элементы, вроде Кавказа, Украины, Беларуси, и далее – раздробить русское пространство на несколько республик в целях экономии на централизованном управлении.

При всей опасности, а часто – прямо диверсионной направленности таких решений, это – фактическое состояние Русского Мира, где задача выживания вышла на передний план. Если она не будет решена, ни о чём другом не может иди речь. Поэтому, охранительные стремления, как одна из двух сторон русского национализма, несомненно, имеют важный смысл. Но не все действия, вытекающие из этих стремлений, приведут к цели.

О решении Троичной задачи для русских

Фокусировка только на выживании уже не решит даже вопрос о сохранении нации. Стоя в безмятежном  чистом поле можно постепенно решать все три задачи: построить дом, посадить дерево и вырастить сына. Но Русский Мир не стоит в чистом поле, он находится в состоянии постоянной войны. И находится не на обочине боевых действий, а в самом фокусе атаки, цель которой – полное и безоговорочное его уничтожение, по крайней мере – в культурном и мировоззренческом смысле. Русские слишком опасны, чтобы давать им шанс на выживание в виде, отличном от немой обслуги.

И в этом случае, если ты не побеждаешь, ты погибаешь. Если ты не превозходишь, ты подчиняешься. Нынешний момент не оставляет времени на стратегию «сначала сохранимся, а там посмотрим». Для того, чтобы побеждать и превозходить, русским нужны сверх-цели и сверх-проект, сейчас. Нужен далёкий и высокий ориентир, способный вывести русских из туманов, чащи и болот, в которых мы увязли.

Но русский национализм, в большинстве своих трактовок, как и многие другие национализмы, не имеет сверх-целей. «Высшая задача [для националиста], чтобы Россия стала русским национальным государством.» (Холмогоров, «О русском национализме») Это – целеполагание выживальщика. И потому лучшая доля, которая ждёт русское национальное государство (или несколько – как рассчитывают особо деструктивные деятели) в ХХI веке – стоять выживши, но по стойке смирно у газовой трубы, на том месте, которое им укажут более организованные глобальные операторы. Худшая – не выжить вовсе.

«Атлантический» глобализационный проект активно реализуется, и даже если встречает проблемы на своём пути, способен организованно их решать, т.к. на данный обладает как превосходящим все остальные целеполаганием (проектом глобальной кастовой системы «Золотой миллиард»), так и ресурсом для его воплощения. Ни одно, даже самое сильное национальное государство не сможет противостоять ударам сверх-национального масштаба, для которых уже выстроена проводящая среда в виде глобальной денежной системы или масс-медиа.

Потеря внутренних источников силы и общих целей для Русского Мира выливается уже в дробление внутри себя, в распад географический, политический и культурный. Главным времяпрепровождением стали политические склоки и радение о нуждах политзаключённых; выверенная, стратегически целеустремлённая и уверенная работа – скорее редкость. Без единства различных партий и организаций, озабоченных этническим выживанием, невозможно создать мощный деятельный кулак; но никакое единство не возможно, пока на фоне целей можно разглядеть нужды отдельного человечка. За эти цели можно торговаться. И это – угроза для выживания всем, в том числе торгующим. Сверх-цели бескомпромиссны – у них нет цены, которая может уместиться в личный карман.

Для выживания чехов или румын, возможно, достаточно идеи вида «мы – добрые европейцы». Особенность вызова, брошенного русским, состоит в том, что выживание в локальном масштабе требует превозхождения в глобальном. Оно требует от русских принятия на себя ответственности за судьбу планеты, в виде разработки своего варианта глобализации, по другим, отличным от западных правилам. Русские могут стать флагманом нового мира только потому, что это – единственный для них способ выжить. Для всех остальных вопрос не стоит так остро, и они не находятся в столь поляризованной позиции по отношению к атакующему Западу.

Более того, нужно сказать, что альтерглобализм сам по себе, как некая самодостаточная оригинальность, не имеет шансов, это место уже потеряно и занятно. Для того, чтобы победить атлантическую глобализацию, требуется сверх-глобализационный проект, проект, в котором человек – это не только потребляющее и голосующее, но и во многих смыслах космическое существо.

Такой прыжок между масштабами может быть расценен, как отвлечённая фантазия, в то время, когда «людям есть нечего». И именно для того, чтобы преодолеть расстояние между кукурузой и космосом, здесь выведены несколько ступеней, по которым можно пройти туда и обратно, не теряя целостной картины.

Рассуждая про вызов, брошенный русским, и про необходимость сверх-проекта, следует отчётливо понимать, что при том, что данный проект должен безусловно гарантировать сохранение и здоровье русского этноса, некое силовое или организационное доминирование русских, русский глобальный Рейх – есть вредная утопия. На чисто силовое решение вопроса о планетарном доминировании нет ресурсов ни у кого на планете. Единственный вариант – объединение индоевропейского или шире – ностратического мира, но не под «русской короной», а под флагом Сверх-идеи, который может и должен быть поднят.

Представляется, что решение Троичной задачи в глобальной перспективе для русских заключается в следующем обобщённом организационном порядке:

  1. Выстроить социально-политическую систему, гарантирующую выживание и здоровье русского этноса, вновь способного к производству внутренней энергоизбыточности.
  2. Стать частью и одним из ядер северного континентального единства, объединяющего как минимум Европу и Россию.
  3. В составе этой арктической континентальной общности, как часть индоевропейского мира, реорганизовать планету для построения справедливого и развивающегося глобального общества.

Для русского национализма этот порядок никак не означает отказ от деятельности на сохранение этноса и нации, но означает принятие стратегической установки на существование и развитие в глобальном масштабе.