Архив метки: russkie

Когда можно ходить в атаку

В феврале 1915 года к крепости Осовец, что стоит в Польше,
подошли немецкие войска, которых было дохера и больше.
Там тогда стоял русский гарнизон,
которому поставили задачу «продержитесь, братцы, 48 часов».
Подъехали «Большие Берты», и лупили пять суток подряд,
(это у которых 800 килограмм весит один бетонобойный снаряд).
200 тысяч штук отстрелили только крупного калибра,
а снарядам поменьше и счёта не было видно.
Крепость потиху превращали в руины,
а людей – в мясо, перемешанное с глиной.
Но когда в атаку шла немецкая пехота,
мясо вставало и загоняло её обратно в болота.
Потом кто-то вышел из крепости до ветру
и поломал немцам две «Больших Берты»,
а так же сжёг склад с боеприпасами и прочим хламом.
Немцы загрустили без этих двух баянов,
но опять бомбили, и опять бросали батальоны в атаку.
А русский полк никак не хотел сливать драку.

Такая песня продолжалась пол-года.
И вот немцы дождались хорошей погоды,
и в августе, когда тепло и кузнечики скачут,
собрались с силами и давай опять херачить.
Но чтоб взять крепость окончательно и сразу,
решили применить после бомбёжки отравляющие газы.
Противогазов защитникам, конечно, не догадались передать,
ведь с ними русским не так интересно воевать.
С попутным ветерком пошли на крепость хлор да бром,
и три четверти русского полка сразу уснуло вечным сном.
А также здохли все кузнечики в глубину по фронту на 12 километров,
куда смогла зараза долететь с попутным ветром.
Вся трава пожелтела и опали листья на древах,
и тогда вперёд сунулись 14 батальонов ландвера.
7000 касок пошли посмотреть на то, что ещё осталось.
Но получилось не так просто, как сперва показалось.
В кровище, и с рожами, пожжёнными химикалием,
мертвецы 13-ой роты 226-го полка повылазили из развалин.
60 человек, выплёвывая лёгкие на ходу,
пошли во встречный бой на всю эту немецкую орду.
Кричала «ура!» пехота, и огрызалась ещё какая-то артиллерия.
И немцы испугались мертвецов, глазам своим не верили.
Сделали «кругом» и удирать бегом стали,
А многие на проволоке висеть остались.

Мораль сей правдивой басни проста и понятна:
даже если на харе проступили трупные пятна,
даже если внутри всё сожжено и разбито,
и глаза кровищей и потом залиты,
это ещё не повод не ходить в атаку, наоборот – должно.
Не помереть шансов нет, но победить – можно.