Архив метки: politika

Анахроничность реформистского дискурса

Термин «реформатор» и реформистский дискурс в целом в ХХI-ом веке окончательно стал анахронизмом. Если во времена Лютера «реформа» означала переход от одной стабильной общественной конфигурации к другой, то уже в ХХ-ом веке изменения социальной формы стали насущным делом каждых 10-20 лет, их стал провоцировать экспоненциальный цивилизационный рост.

Даже если «реформа» всего и вся в обществе и не нужна ежегодно, то как минимум каждые десять лет нужно перестраивать какую-то социальную сферу. А следующие десять лет — готовиться к новому перестроению. Сфер этих уже много и они сильно связаны даже внутри некоторого отдельного социума. А если вспомнить про то, что общества глобально переплетены, и если где-то потянули, то в другом  месте обязательно напряглись, то картина ещё более усложняется.

В результате этого «реформаторский» дискурс стал бессмысленной демагогией политиканов, апеллирующих к «реформе» только в той степени, в какой это помогает им в борьбе за кресла. Общества нуждаются в постоянном, непрерывном, системном адаптивном управлении, а не в осколочных «реформах» — и это реальность для политиков, занятых практикой.

Эта необходимость пост-индустриального мира в свою очередь изменит и модерновые методы организации управления,  неповоротливые «парламенты», неуклюжие «выборы» и всю структуру «политической сферы».

О любви к Лукашенко

Заглянув в очередной раз на один из флагманских сайтов белорусской оппозиционной, если так можно выразиться, мысли, не перестаю удивляться той верности и преданности, с какой тамошние авторы статей и комментариев относятся к Президенту Республики Беларусь. Такой верности в любви позавидовала бы любая романтичная девушка, ибо для упомянутых выше граждан фигура Лукашенко обычно заслоняет и Родину, и свой народ, и сколь-нибудь здравый смысл. Они часто готовы предать всё перечисленное (а некоторые уже это сделали), чтобы только реализовать своё глубокое чувство.

Эта эмоциональная привязанность, нередко переходящая в болезненную аддикцию, конечно, любовь с отрицательным знаком. Но по воздействию на разум и положительный и отрицательный модус, и любовь и ненависть, наверное, очень похожи: разум глохнет, задавленный слепым вожделением, и оценивает если не весь, то очень большую часть сузившегося мира через призму всепоглощающего чувства.

Мало ли кто в юности не писал стихов любимой девушке, не грыз подушку в страданиях, и не совершал романтичных безумств. Но с возрастом эмоцию всё-таки должны быть выстроены относительно больших жизненных целей человека, и не мотать его душу, как ветер рваную бумагу. Хотя, возможно, именно в безумной ненависти к Лукашенко люди обретают устойчивость и цели. Без этой фигуры, возможно, у них в жизни вообще не появилось бы мало-мальски сильного чувства.

Конечно же, эта записка не о том, хорош АГЛ или плох, и даже не о том, нужно его любить или ненавидеть. Те грязные, вызывающие отвращение пропагандистские манеры, которыми не брезгует БелПартизан или Хартия97 сближают их с Беларуским Тэлебачаннем в его лучшие времена (вспомним одну только «крысу в ведре»), и это ещё раз показывают, что дело не в знаке отношения к некой фигуре, а в качестве людей, действий, помыслов и намерений.

По рассказу одного поляка, недавно въезжавшего в РБ, он, начитавшись советских газет оппозиционной прессы, решил закупиться перед въездом продуктами, ибо кризис и голод. Проехав несколько километров, он решил, что с этих пор будет читать сайт Белта.

Если говорить о переключении с бездельничания в обожании или ненависти к практическому изменению непростой ситуации, сложившейся на нашей Родине, но как можно работать с мелочными людьми, имеющими манеру истерично лгать и подхалимничать?

Возраст либерализма

Из сомнительных и сырых черновиков к «Либерализму и дисциплинарной модели»

 

Необходимо указать место либерализма на цивилизационной траектории. Можно начать с простой метафоры. Процесс эволюции общества и процесс эволюции человека структурно соотносимы, и могут рассматриваться, как итерации одного и того же фундаментального кибернетического фрактала. (Аргументацию этого утверждения оставим за пределами изложения.) Поэтому, ряду возрастов человеческой жизни, каждому из которых соответствует особое состояние психики и сознания, можно с осторожностью сопоставить ряд эволюции общественного сознания. С осторожностью, ибо и «личное» и «общественное сознание» — слишком разнообразные поля состояний, чтобы можно было без потерь смысла сводить их к единственной модели. Однако, следующий пример призван лишь очертить траекторию в простых терминах, а не дать объемлющую характеристику всей огромной совокупности процессов.

Рассмотрим несколько произвольных характеристик для первых фаз взросления человека:

Эволюция человеческой личности
Младенчество и детство Юношество
(переходный возраст)
Молодость
Материальные отношения с родителями Полная зависимость Полная и почти полная зависимость [Почти] полная независимость
Принятие решений В рамках родительской воли Подростковый бунт за право самостоятельности [Почти] самостоятельное принятие решений, в результате позитивного результата самоутверждения
Мировоззрение Определяется родителями Бунт за право иметь собственный, отличный от родительского, взгляд на мир Завершение бунта, и часто – возвращение к устойчивым родительским правилам, с незначительными вариациями
Ответственность Оценивание, наказание и поощрение со стороны родителей Родительское регулирование ослабевает, приходит осознание личной ответственности за свои поступки в социуме Личная ответственность
Семья Зависимая часть семьи Фактически – болезненное отделение от семьи Создание собственной семьи в качестве родителя
Организованность поведения Следование порядкам родителей Разрушение порядков, хаос поведения Нахождение собственного стиля поведения
Социальные нормы Подчинённость чужим правилам Нарушение правил Создание собственных правил или принятие социальных норм
Творчество Обучение приёмам в русле обучения Обильное экспериментирование, творческий период Стабилизация творческой активности в наиболее успешных формах

И сравним этот ряд с подобным рядом для общества:

Эволюция социума
Рабовладение
и крепостная зависимость
Либерализм и модерн Поздний либерализм,
постмодерн
Материальные отношения Рабский труд, кабальные условия Свобода предпринимательства и контракта Свобода с ограничениями, налагаемыми корпорациями и государством
Принятие решений В рамках главенствующей авторитарной воли Борьба за права человека, демократические институты Политический театр, экспроприация прав олигархией
Мировоззрение Подавление главенствующим авторитетом Борьба за свободомыслие, свобода совести Контролируемый олигархиями масс-медийный плюрализм
Ответственность Оценивание, наказание и поощрение со стороны власти Осваивание личной ответственности Перекладывание ответственности на социальные институты, социальные гарантии
Дифференциация социума Деление на рабов и хозяев, жёсткая иерархия Стремление к равенству, отрицание иерархии и власти, анархия «Толерантность», как часть политического театра
Социальные нормы Следование жёстким социальным порядкам (родовым, религиозным, кастовым и пр.) Атеизм, поиск новых нравственных форм и социальных порядков Фиксация «демократического устройства», как единственно верного способа, либеральный фундаментализм
Творчество В рамках приемлемого традицией Отрицание традиции как архаики, поиск, авангард Постмодернистское искусство, реверберация традиции и  модерна

Очевидно, что гомологичная часть личной эволюции, соответствующая либерализму, есть переходный возраст – возраст освобождения от диктата родителей и творческого взлёта. Каждому человеку, и обществу, как сверхсумме индивидуальностей, рано или поздно потребуется вырваться из состояния подчинённости в состояние творческой свободы.

Поздний либерализм, постмодернистское общество, в рамках такой аналогии вошло в период «кризиса среднего возраста», когда подростковые мечты уже воплотились, получен некоторый опыт и зрелость, достигнут определённый материальный успех и закреплён социальный статус, но всё это теряет смысл и ценность – происходит потеря целесообразности. Выход из кризиса – в обретении нового смысла жизни, стоящего выше и дальше того, что казалось ценным во времена подчинённости «архаичным» традициям, родителям и диктаторам . Нынешний цивилизационный кризис – есть процесс пересборки структуры целей, получение и осознание новой задачи, которая придаст смысл дальнейшему существованию цивилизации.

Траектория либерализма

Из сомнительных и сырых черновиков к «Либерализму и дисциплинарной модели»

 

Либеральная телеология есть структура целей человека, борющегося за утверждение собственной индивидуальной границы в эмоциональном, интеллектуальном и деятельном пространствах; за утверждение отличия индивидуального эго от коллективного и божественного; за обретение Права – легитимация в глазах общества возможности самостоятельного личного действия; за проявление индивидуальной воли, способной отличаться от утверждаемой общественными или религиозными порядками. Либерализм вырос, как отрицание и превозхождение рабства, доказав, что общества свободных людей гораздо более продуктивны, чем общества рабов.

1.       Право индивидуального духа распоряжаться собственным телом и его продолжениями в материальном мире, вытекающая отсюда концепция частной собственности.

2.       Свобода творчества, предпринимательства и контракта: возможность самостоятельно выбирать место и форму приложения личных производительных сил.

3.       Ценность личности и продолжений эго в эмоциональном пространстве: «уважение» к тому, что этой личности эмоционально дорого, «толерантность». Конфигурация отношений в обществе, облегчающая болезненные трения между особями, возникающих ввиду массы растущих эго, конкурирующих за наличие «особенной» части любого пространства.

4.       Свободомыслие: установка на свободу форм мышления в совокупности с «терпимостью» к конкурентам в интеллектуальном пространстве, виду растущего разнообразия «форм мышления» и конкуренции за присутствие в более узком (относительно этого разнообразия) общественном фокусе внимания.

Разного рода коллективистские доктрины, такие как социалистическая и коммунистическая, есть вариации либеральной идеи, в которых личное эго заменено на коллективное эго. Точнее говоря, конфигурация ценностных регуляторов общества больше смещена в область, где  коллективные ценности имеют больший вес, чем индивидуальные, в принятии деятельных решений. Социальный либерализм нехотя жертвует частью индивидуальных прав ради равновесия общества, национал-социализм – охотно жертвует многими правами в пользу развития нации.

Либерализм явился, как отрицание тоталитарного диктата иудейского бога-отца со стороны бога-сына, обращающегося лично уже не только к пророкам, но и дарующего каждому «рабу божию»  индивидуальное спасение. «Освобождающее от греха», либеральное учение Иисуса Назаретянина, оказалось наиболее востребованным именно в среде рабов, и по сей день несёт на себе укор в «рабской морали». Возможно потому, что хозяева этих рабов, занявшиеся институализацией популярной религии в обществе, были настроены на превращение популярной освобождающей идеи в ещё один механизм управления массами. Церковь сумела успешно совместить и оформить в канонах эмоциональную привлекательность с организующим социальным насилием.

То же самое произошло и с другой инкарнацией идеи освобождения, с тем, что мы и знаем, как классический протестантский либерализм, ставший в процессе совершенно светским, и его продолжения. Место церкви здесь заняли «демократические институты»: парламенты, партии, президенты, с тем же результатом в отношении фактической свободы – она была организованно экспроприирована.

Конспект к «Либерализму и дисциплинарной модели»

Основные посылы статьи:

  1. Либерализм не есть вершина социальной эволюции, но лишь частная и проходная модель общественного устройства, со своими ограничениями в применимости.
  2. Либерализм — важная часть социальной эволюции, место взращивания ответственного отношения в иерархию из безответственного через практику свободы.
  3. Вводится модель, где под «либерализмом» подразумевается абстракция низкой дисциплины, и эта условность не распространяется на всё многообразие мировых реализаций либеральной идеи. Ему противовоставляется «дисциплинаризм», но эта пара нужна лишь для обозначения экстремумов на дисциплинарной шкале общественных устройств.
  4. Вводится метрическое пространство, в котором могут быть собраны различные дисциплинарные модели, и предлагается иллюстрация.
  5. С использованием данной модели предлагаются следующие положения:
    1. мобилизация (повышение дисциплинарного тонуса) — необходимость временного/исторического момента;
    2. необходимость учитывания этнотерриториальной специфицики при вычислении дисциплинарной модели;
    3. необходимость различения эволюционного состояния человека и общества.
  6. Высказывается положение о возможностях достижения консенсуса в пост-советском (либерал-контрберал) дискурсе.