Сверх-проект как единственный способ выжить

Намерение посмотреть в будущее не просто в качестве наблюдателя, а как сколь-нибудь активный его созидатель, требует несколько отстраниться от бурлящего политического поля, где точками кипения присутствуют вопросы о противостоянии националистов с либералами, о Сталине, о Кавказе,  о качествах власти РФ и т.п. В этом эмоциональном котле можно сколотить некоторое политическое состояние, занимаясь выяснением, какой исаак родил какого иакова, и какой младонационалист отрицает какого старопатриота, но в деятельном выражении всё остаётся с большего на уровне обмена чувствами в блогах и тумаками на площадях. Может быть, это немаловажно, но категорически недостаточно. Одна из горячих тем – место и задачи русского национализма, чему было посвящено несколько срезонировавших в Сети выступлений (Кургинян, Крылов, Холмогоров).

Цель этой статьи – показать структуру более широкого контекста, в котором работают и националисты, и те, кто и эмоционально противостоит. И именно, наблюдая траектории на этом приращённом масштабе, можно видеть, что русский национализм (к счастью, не во всех, но во многих своих трактовках) не проиграет, а уже проиграл. Возможно, не как политический резервуар для закачивания денег и эмоций, но как жизнеспособная геополитическая доктрина.

Видеть будущее означает видеть цели. Попытки предсказывать будущее на основании впечатлений есть управление автомобилем, глядя в зеркало заднего вида. Неневозможно, но сопряжено с очевидными проблемами. Потому, я не буду обсуждать лица и позиции национализма, а попытаюсь обобщённо показать телеономическое пространство, пространство целеориентированной организации, в котором производится работа. Для этого понадобятся два простых инструмента.

Троичная задача

Всякая эволюционирующая система или организм на любом деятельном уровне и в любой перспективе решает следующие задачи:

  1. Сохраниться.
  2. Стать сильнее.
  3. Совершить великое.

Или: выжить, победить, превзойти.

В развёрнутом виде определяется как:

1. Выстоять как относительно обособленный от окружающей среды организм, удерживая индивидуальную границу; не дать конкурирующим операторам разрушить системность, превратить себя в ресурс низшего организационного порядка и тем потребить; эффективно связать энергию среды в русле своей индивидуальной работы; добиться устойчивого гомеостаза со средой, который исключает уничтожение.

2. Выйти на режим наращивания собственной мощности через потребление окружающих организмов или их работы, превращение их в ресурс, в том числе и через дезинтеграцию организмов внешней среды до более мелких, и тем – более управляемых систем. Гомеостаз непрерывного роста.

3. Качественное завершение предыдущей работы с выходом на уровень, когда вовлечение организмов меньшей сложности в курс собственного намерения и работы осуществляется без их дезинтеграции, а наоборот — с организацией их, как целостных элементов, в более крупные структуры. То есть, осуществляется выход в иную среду деятельности, с операторами более высокого масштаба и мощности. Таким образом, реализуется превозхождение управления и актуализируется задача 1 следующего уровня.

Система управления, построенная без учёта всех трёх задач, обречена либо на функционирование в качестве стабильно работающего ресурса, вписанного в более мощные и организованные структуры, либо на перспективную дезинтеграцию до низших организмов:

Нерешение задачи 1 ведёт к дезинтеграции структуры.

Нерешение задачи 2 ведёт к существованию организма, как стабильного ресурсного элемента среди аналогичных в объемлющей системе.

Нерешение задачи 3 ведёт к ограничению роста мощности в связи с естественным ограничением ёмкости среды, и, как следствие, колебание в окрестности превозхождения, в состоянии подчинённости структурам, вышедшим на качественно высший организационный уровень.

Все три задачи решаются организмом одновременно, но с разной степенью деятельной выраженности в каждый конкретный момент или отдельной перспективе рассмотрения, таким образом являя собой единую троичную задачу, которую можно равносправедливо называть задачей выживания, становления или превозхождения, если фокусироваться на соответствующих отдельных аспектах троичности.

Закон необходимого целеполагания

В кибернетике существует закон необходимого разнообразия Эшби, который определяет возможность осуществления управления через отношение разнообразия регулятора и объекта регулирования. Одна из простых его формулировок такова: «только [большее] разнообразие побеждает разнообразие».

Однако, само по себе разнообразие ещё ничего не решает, иначе миром бы правили амёбы, пара пастушьих собак не управлялась бы с сотней овец, и главным достоинством человека был бы его клеточный вес. Решает степень телеономии (целеориентированной организованности) доступного разнообразия состояний. Организованность здесь может трактоваться, как способность системы производить большее разнообразия состояний/действий с использованием меньшего количества элементов, за счёт эффективного использования связей; целеориентированность относится к способности фокусировать производимую работу относительно системы направлений; и оба эти момента выступают, как целостная управленческая категория.

Потому, необходимым условием осуществления управления следует назвать телеономическое превосходство, и превосходство в разнообразии – как его количественный момент. Закон необходимой телеономии относительно троичной задачи можно сформулировать следующим образом:

  1. Выживает система, телеономически не уступающая среде в некоторой окрестности.
  2. Побеждает система, телеономически опережающая любую систему в некоторой окрестности среды.
  3. Превозходит система, телеономически опережающая сумму всех систем среды в некоторой окрестности.

Организованность системы – функция системы аттракторов, определяющих её эволюцию. Для систем, которые строит человек, во главе угла стоят осознанные или неосознанные цели, определяющие его действование. Потому, в этом случае можно говорить о «необходимом целеполагании», как о ключевом моменте в управлении и противостоянии: побеждает тот, кто способен видеть более далёкие цели, и способен устойчиво двигаться к ним, преодолевая препятствия любого рода. Именно эту устойчивость в движении к цели и называют человеческим духом.

Траектория Русского Мира

Среди русских княжеств, сумевших выжить после ордынского завоевания, Московия стала наиболее успешным проектом, преобразовав избыток внутренней энергии, гумилёвскую «пассионарность», в эффективное экспансионистское движение, превратившись в одну из крупнейших империй мира. Победив в конкуренции со множеством государств, Россия подошла к порогу превозхождения даже имперского уровня. Пик этого экспансионизма – выход человека в космос, который стал возможен только в организации такого масштаба и силы, как СССР, и только потому, что этот колосс не просто вегетативно рос, а ставил перед собой сверх-цели, и обладал несокрушимой волей к их решению. Это была деятельность на превозхождение, деятельность уровня третьей задачи.

Всё, что происходило за этой пиковой точкой – есть процесс дегенерации целей, начиная с кукурузной позиции «догоним и перегоним Америку». СССР некоторое время обладал телеономическим превосходством на глобальной арене, и пользовался симпатиями во всём мире именно потому, что ставил перед собой высшую цель, идеал справедливого и развивающегося общества для всей планеты. Марксистская утопичность сыграла свою роль в хрупкости этого идеала, как и то, что Сталин не смог, а все последующие уже и не хотели переформулировать его в соответствии с новыми условиями и новым знанием. Хрущёвская политика денонсировала преимущество СССР, отбросила высшие цели, превратив их в пустую риторику о сытом «коммунизме к 80-му году», и выставила в качестве главного критерия материальное производство и личное благосостояние – тем приложив «выживательскую» меру к превозходящей системе, и на этом построив управление. Это стало фатальной ошибкой. СССР престал двигаться вовне себя, быть если не экономическим, то идеологическим лидером, и стал искать компромиссы с другими геополитическими операторами, отказавшись от разработки своего плана глобализации. Это была первая дегенерация целеполагания, дегенерация меры, когда управление и деятельность сошли на второй уровень Троичной задачи.

Выживание народа – это первая необходимость. Благосостояние народа – это то, что безусловно требует внимания. Но усечение целеполагания, обрезание уставшей партократической верхушкой далёких целей в пользу близких, привело в перспективе к поражению страны, к её расчленению, культурному распаду и, как безусловное следствие – к ухудшению этого самого благосостояния, и прямой угрозе выживанию. Это то, что раньше называли «продать бессмертную душу»: поменять вековые стремления на мимолётные удобства. Но такой комфорт растранжиривания великого на мелочное не останется в веках, и даже не продлился долго.

Русский национализм, в его сколь-нибудь доброкачественной форме, в настоящий момент озабочен сохранением нации более, чем чем-либо другим. На шкале Троичной задачи видно, что это – самый первый, самый низший уровень работы. Русский Мир упал из космоса в состояние ощетинившегося животного, озабоченного собственной целостностью. Для того, чтобы сохранить внутреннее давление, предлагается сбрасывать энергопотребляющие элементы, вроде Кавказа, Украины, Беларуси, и далее – раздробить русское пространство на несколько республик в целях экономии на централизованном управлении.

При всей опасности, а часто – прямо диверсионной направленности таких решений, это – фактическое состояние Русского Мира, где задача выживания вышла на передний план. Если она не будет решена, ни о чём другом не может иди речь. Поэтому, охранительные стремления, как одна из двух сторон русского национализма, несомненно, имеют важный смысл. Но не все действия, вытекающие из этих стремлений, приведут к цели.

О решении Троичной задачи для русских

Фокусировка только на выживании уже не решит даже вопрос о сохранении нации. Стоя в безмятежном  чистом поле можно постепенно решать все три задачи: построить дом, посадить дерево и вырастить сына. Но Русский Мир не стоит в чистом поле, он находится в состоянии постоянной войны. И находится не на обочине боевых действий, а в самом фокусе атаки, цель которой – полное и безоговорочное его уничтожение, по крайней мере – в культурном и мировоззренческом смысле. Русские слишком опасны, чтобы давать им шанс на выживание в виде, отличном от немой обслуги.

И в этом случае, если ты не побеждаешь, ты погибаешь. Если ты не превозходишь, ты подчиняешься. Нынешний момент не оставляет времени на стратегию «сначала сохранимся, а там посмотрим». Для того, чтобы побеждать и превозходить, русским нужны сверх-цели и сверх-проект, сейчас. Нужен далёкий и высокий ориентир, способный вывести русских из туманов, чащи и болот, в которых мы увязли.

Но русский национализм, в большинстве своих трактовок, как и многие другие национализмы, не имеет сверх-целей. «Высшая задача [для националиста], чтобы Россия стала русским национальным государством.» (Холмогоров, «О русском национализме») Это – целеполагание выживальщика. И потому лучшая доля, которая ждёт русское национальное государство (или несколько – как рассчитывают особо деструктивные деятели) в ХХI веке – стоять выживши, но по стойке смирно у газовой трубы, на том месте, которое им укажут более организованные глобальные операторы. Худшая – не выжить вовсе.

«Атлантический» глобализационный проект активно реализуется, и даже если встречает проблемы на своём пути, способен организованно их решать, т.к. на данный обладает как превосходящим все остальные целеполаганием (проектом глобальной кастовой системы «Золотой миллиард»), так и ресурсом для его воплощения. Ни одно, даже самое сильное национальное государство не сможет противостоять ударам сверх-национального масштаба, для которых уже выстроена проводящая среда в виде глобальной денежной системы или масс-медиа.

Потеря внутренних источников силы и общих целей для Русского Мира выливается уже в дробление внутри себя, в распад географический, политический и культурный. Главным времяпрепровождением стали политические склоки и радение о нуждах политзаключённых; выверенная, стратегически целеустремлённая и уверенная работа – скорее редкость. Без единства различных партий и организаций, озабоченных этническим выживанием, невозможно создать мощный деятельный кулак; но никакое единство не возможно, пока на фоне целей можно разглядеть нужды отдельного человечка. За эти цели можно торговаться. И это – угроза для выживания всем, в том числе торгующим. Сверх-цели бескомпромиссны – у них нет цены, которая может уместиться в личный карман.

Для выживания чехов или румын, возможно, достаточно идеи вида «мы – добрые европейцы». Особенность вызова, брошенного русским, состоит в том, что выживание в локальном масштабе требует превозхождения в глобальном. Оно требует от русских принятия на себя ответственности за судьбу планеты, в виде разработки своего варианта глобализации, по другим, отличным от западных правилам. Русские могут стать флагманом нового мира только потому, что это – единственный для них способ выжить. Для всех остальных вопрос не стоит так остро, и они не находятся в столь поляризованной позиции по отношению к атакующему Западу.

Более того, нужно сказать, что альтерглобализм сам по себе, как некая самодостаточная оригинальность, не имеет шансов, это место уже потеряно и занятно. Для того, чтобы победить атлантическую глобализацию, требуется сверх-глобализационный проект, проект, в котором человек – это не только потребляющее и голосующее, но и во многих смыслах космическое существо.

Такой прыжок между масштабами может быть расценен, как отвлечённая фантазия, в то время, когда «людям есть нечего». И именно для того, чтобы преодолеть расстояние между кукурузой и космосом, здесь выведены несколько ступеней, по которым можно пройти туда и обратно, не теряя целостной картины.

Рассуждая про вызов, брошенный русским, и про необходимость сверх-проекта, следует отчётливо понимать, что при том, что данный проект должен безусловно гарантировать сохранение и здоровье русского этноса, некое силовое или организационное доминирование русских, русский глобальный Рейх – есть вредная утопия. На чисто силовое решение вопроса о планетарном доминировании нет ресурсов ни у кого на планете. Единственный вариант – объединение индоевропейского или шире – ностратического мира, но не под «русской короной», а под флагом Сверх-идеи, который может и должен быть поднят.

Представляется, что решение Троичной задачи в глобальной перспективе для русских заключается в следующем обобщённом организационном порядке:

  1. Выстроить социально-политическую систему, гарантирующую выживание и здоровье русского этноса, вновь способного к производству внутренней энергоизбыточности.
  2. Стать частью и одним из ядер северного континентального единства, объединяющего как минимум Европу и Россию.
  3. В составе этой арктической континентальной общности, как часть индоевропейского мира, реорганизовать планету для построения справедливого и развивающегося глобального общества.

Для русского национализма этот порядок никак не означает отказ от деятельности на сохранение этноса и нации, но означает принятие стратегической установки на существование и развитие в глобальном масштабе.

Сверх-проект как единственный способ выжить: 3 комментария

  1. Виталий

    Я все это понял так, что русским для выживания нужна Большая Идея, за которой пойдет народ. Согласен, и это давно чувствуется. Возникает два вопроса, однако:

    1) Откуда эта идея возьмется (справедливость и равенство уже не прокатят, по-моему – не поднимется на это уже никто, и русские в том числе).
    2) Когда и если эта идея возникнет – как сделать так, чтобы русские пошли за ней.

    По ощущениям, это один и тот же вопрос.
    Интересно было бы узнать ваши соображения по этому вопросу.
    По-моему, самый интереснысверхпроект

  2. Виталий

    По-моему, самый интересный сверхпроект — это сверхчеловек. Ну он реализуется кое-где, но до народной идеи ему ну очень далеко…

  3. iter ignis

    Сверхидею особо и придумывать нечего; и более того, если начинать что-то «особо придумывать», врядли что-то реалистичное получиться. Здесь очерчен как говорят в науке, аттрактор, центр сходимости [возможных] траекторий. У человечества нет иных путей, кроме как в Космос. Или обратно — в животное состояние.
    Но до Космоса, нужно ещё выжить, и это также часть сверх-идеи. И очень скоро для этого понадобится сверх-усилие. Рационально это многие понимают, но эмоционально ужас положения ещё не дошёл, и в действия это понимание почти не превращается. Пока, с большего, сидят, обсуждают, охают.
    Но обрыв уже скоро, сон как рукой снимет. И как только угроза выживанию достигнет многих на самом базовом уровне, с цепи сорвуться животные инстинкты, требующие действовать, действовать и действовать, чтобы выжить. Вопрос, кто и куда направит этот взрыв.

    Для того, чтобы русские пошли Туда, а не Обратно, нужны направляющие. Часть из них я и соратники и пытаемся изготавливать.
    Сверхчеловек реализуется везде и всегда. Может, это не выражено, как рациональное знание, но эволюция не стоит на месте. Но будет ли он реализован, сможем ли мы следелать сверх-усилие и преодолеть потенциальный барьер — это вопрос.

Добавить комментарий для iter ignis Отменить ответ