Рождение духа из русской трагедии

Давно мечтаю найти какое-то научное исследование, посвящённое тому, как этносы воспринимают и оценивают сами себя в различные моменты истории. Чтобы там в табличке было написано: у немцев — так, у итальянцев — так, у мексиканцев — эдак, у чеченцев — через такое место. И по векам. Имея возможность воочию наблюдать саморефлексию только в белорусском и русском этнических пространствах, не перестаю удивляться происходящему, и задаюсь вопросом, куда это всё ведёт. Для более внятного понимания процессов нужен материал — разнообразный, разновременной, чтобы обобщения не сильно перекашивало от поляризации выборки.

Какие-то поверхностные наблюдения можно сделать и по другим этносам, благо интернеты помогают. Стоят у меня на полке несколько интересных книжек из серии «Наблюдая за (корейцами, китайцами..)» но, уверен, в этом вопросе нужно быть сильно погружённым в соответствующий культурный контекст, и направленно изучать именно эту сторону этнического сознания. Многое в таком исследовании будет зависеть от интерпретации данных — а это уже искажения этнических линз самого исследователя, что составляет ещё одну проблему.

И в свете этих налюдений, был бы я Задорновым, то ничтоже сумняшеся заявил бы, что русская саморефлексия — самая жесточайшая в мире, и нигде больше такой нет. Я не Задорнов, мне интересны детали, а не эффектные декларации, но, наблюдая адский ад рунета и байнета, невольно сомневаешься, что на такое способно остальное «развитое цивилизованное человечество». Или недоразвитое — вот это я и хотел бы узнать.

Интересует не столько саморефлексия отдельного представителя этноса, хотя это отдельный интересный вопрос, а то, как ментальность этноса, как организма, социора, организует процесс отражения самой себя, используя для этого ментальные конфигурации отдельных индивидуумов и их взаимодействие. Как и в случае с отдельным человеком, если ты не видишь себя, не оцениваешь себя, ты не можешь изменять себя. Тебя изменяют обстоятельства. Специфика самоизменения зависит в том числе и от того, какого рода отражение приносит «зерцало». Как и всякий сенсор, созерцатель себя может быть настроен по-разному. Самолюбование или самоуничижение в качестве обратной связи приведут к разным коррекционным сценариям.

Наблюдая русскую саморефлексию, понимаешь, что это страшная сила. Есть ли где ещё такая жуткая ненависть к самим себе, беспощадное самоуничижение, доходящее до самоуничтожения? Культура флагеллации, личный аскетизм свойственен многим этносам. Но та ненависть, с какой русские либералы ненавидели всё русское — возможна ли она, например, у немцев? Послевоенные немцы сожалеют и стыдятся своих довоенных предков. Наши же остервенело ненавидят.

Если ощущаешь свою эмоциональную принадлежность к некоторой этнической общности, то нападки естественно вызывают как минимум раздражение. Если же выйти за рамки эмоционально противостояния, можно попытаться увидеть процессы, которые происходят в социоре, не в чувственно-оценочном плане, а как целеустремлённую механику. Сомневаюсь, такая научная позиция имеет уже какие-то существенные методологические наработки, по крайней мере, я не могу припомнить ничего подобного. Придётся изобретать.

В рунете сейчас градус авто-ненависти достаточно высок, при чём эмоционально-негативная обратная связь в этническом контуре поведения проступает в различных формах почти везде, за исключение, наверно, самый простейших случаев (вспомнить разве что пресветлых архео-русов с Альдебарана). Если возлюбил Русскую Императорскую Армию и святого Николая II, то ненавидишь коммуняк. Если возлюбил Красную Империю, ненавидишь либералов и монархию. Русская республика от забора до забора ненавидит имперцев, губящих русские народ; империалисты, метящие на Марс, ненавидят убогих нациков, отделяющих завоёванный Ермоловым Кавказ. В компоте ещё воинствующее Православие, язычествующее анти-иудеохристианство, продающиеся за иньекцию благосостяния космополиты, селяне, своей эко-любовью ненавидящие всех и всё, кроме единения с матушкой-Русью на лоне эко-природы и многочисленные помеси любого ежа с любым ужом.

Если измерять этот хаос простыми мерками простого порядка, то ничего кроме уныния и ужаса в результате не получишь. Если работать с хаосом масштабируемыми инструментами, то можно видеть, что это мощнейшие импульсы коррекции, разнонаправленные и разносильные, который пока плохо встроены именно в организованное поведение. Сейчас — это хаос противостояний, отравленная среда, в котором выживает сильнейший. Для чего сильнешему, однако, нужно сначала превратиться в жуткого мутанта, пожирающего себе подобных.

Не знаю, насколько англосаксы, любящие ловить рыбку в мутной воде своими «стратегиями управляемого хаоса» отают себе отчёт в том, что этот экстремальный русский хаос вполне плодороден столь же экстремальным порядком. В том числе в силу наличия указанных мощнейших отрицательных обратных связей внутри этнического объёма. Пока эти потоки неорганизованы, они взаимодействую друг с другом на уничтожение. Можно было бы потирать руки, но увы, любое взаимодействие имеет эволюционный результат, пусть мизерный, и эволюция этой среды этнических реакций мало по малу выкристаллизовывает новое сознание, которое иммунно к болезнненным рецидивам прошлого: к монархии, к большевизму, к либерализму, к христанизму, к паганизму, к западничеству, к народничеству, к меркантилизму, вождизму и фофудье… Эти рецидивы перерабатывают сами себя в этой жёсткой работе. И именно беспрецедентная на планете жёсткость русской этнической среды, самоненависть, включённая на максимум, разогреваемая катализаторами Юга в полный контакт без анестезии, выдаст однажды точки кристаллизации совершенно другого этнического материала.

Новая формация, выросшая в противостоянии всех узкополяризованных болванов против всех узкополяризованных болванов, и превзошедшая всё чем мы сейчас увлечены, сначала выстроит под себя местный ресурс, а потом выйдет наружу. Это, конечно, не единственный вариант развития событий, но это а) необходимый вариант; и б) имеющий исторические прецеденты вариант.

Откуда пойдёт рост кристалла нового порядка — вопрос открытый. Сейчас всё равно сложно что-то видеть, ибо суета и маета стоит до небес, закрывая всё. Как говорит нам наука, это обычно происходит на границах сред. Русское пространство велико и имеет как сложную внутренную структуру, с внутренними границами, так и большую внешнюю границу. Само число противостоящих внутри этнической среды полюсов даёт массу точек роста, что невозможно в более монотонных и менее конфликтных, что есть — вяло эволюционирующих средах. Активное противостояние — это процесс развития этих точек роста.

Так что, возлюбите врага своего — и вперёд, мочить козлов. Всё будет плохо лично для вас, вы все неизбежно умрёте. И всё будет неизбежно хорошо, в общем.

Добавить комментарий