Про новую империю

kryviec:
Добра, давай пачнем дыскусію пра імперыю. Як ты сабе яе ўяўляеш, а калі не, то што замест?

Есть много имперских моделей, все они сейчас устаревают. ИудоАнглоСаксония реализовала свой шанс на глобальное доминирование, их модель хорошо себя показала в данный планетарный период. Но он изменяется, нужно приспосабливаться к иному времени.

Империи начинаются с того, что некто становится достаточно сильным, чтобы подчинять соседей. На каких условиях будет произведено подчинение — вопрос номер два. И, если говорить технично, а не поэтично, империя — это вопрос системного управления: цели стратегические и тактические, средства, методы, ситуации, участники, инструменты…

Я пользуюсь своей моделью «пяти преодолений», в этом базисе от простого к сложному выстраивается методологическая шкала:

1) Господство через прямое насилие: смерд нагибает смерда за счёт превозходства в физических кондициях, выносливости.

2) Господство через эксплуатацию страха, любви, голода или любых других чувств и отношений. Страх — ближе всего к насилию, потому самый быстродостижимый с предыдущего уровня. Но, жалость и вина тоже работают для достижения управления, зрим практику Холокоста. Веси выменивают чувства друг у друга и обналичивают чувства в деньги.

3) Господство через лучшую организованность: среди структур выживает наиболее эффективная, способная сохранить свою форму перед лицом остальных. Ещё более эффективная структура может встраивать в себя остальные без потери общей управляемости. Ваяры сшибаются в боевых порядках: кто более умел в стратегии и тактике, тот со щитом, а не на щите.

4) Господство через внедрение своих мировоззренческих ориентиров: пропаганда, религиозные войны сьвятаров как банальный пример.

5) Господство через намерение: встраивание намерения людей и этносов в своё намерение. Самый мощный уровень. Здесь разговор более тонкий.

Нет империй, которые бы использовали исключительно методы одного уровня. Как нет смысла мыслить исключительно дискретно в вопросах таких масштабов: каждая «имперская» методология так или иначе включает в себя методы всех пяти уровней, НО — в разной степени выраженности. Потеря управляемости на любом — системная катастрофа в той или иной мере.

А всё для чего? Простой ответ: чтобы сломить и подчинить дух, то бишь добиться управляемости на самом высоком уровне управления.

Империи, как и всё остальное, движутся от простых к сложным. Сейчас идёт выраженная мировоззренческая война с применением прямого насилия + воздействия на гедонистические, эгоистические, интеллектуальные и прочие рецепторы + манёвры экономических и политических порядков. Победит тот, кто осознает рычаги управления на пятом уровне, с которого выстроит остальные четыре, без чего никак нельзя. Интеллектуального победителя отымеют и высушат, если он не превратил свою идею в сталь, огонь, строй дисциплинированных мужыков и кучу баб, рожающих правильных людей.

Это такая теоретическая вводная, перспектива, в которой я вижу процесс.

Если помечтать про будущую империю ЗДЕСЬ, то для меня невозможно о ней говорить в терминах, известных сегодня. У этих понятий короткое будущее, как и они сами.

Это должна быть империя, устремлённая… не к богу, в иудейском понимании re-ligio, возсоединения с ихним Творцом, а к богам, структура, осознанно ориентированная на качественную эволюцию человека, и, опять же, не в поэтическо-узкообразовательном смысле, а в очень зло-практическом. Каждый волк в лесе и тушкан в поле ждёт выхода в люди, каждый смерд идёт в асы. Надо выстраивать вертикальную ось и двигаться, а не безкончено жевать сопли в выяснении отношений на горизонталях. Это — работа каждого момента в жизни.

Для меня в этом — основа следующей империи и тонны практических выводов, конкретных решений. Для других со стороны, наверно, нет. Но так будет.

Тараканы больше никогда не завоюют планету. Эвриптериды померли 300 млн лет назад, и их потомки-скорпиончики сейчас живут в банках. Те, кто сейчас живут in the banks, тоже будут жить, но под ногами у человеков, где им иследует быть, а не как сейчас, у хмарачосах над головами.

Я к тому, что у нас есть шансы не вечно догонять кого-то, или бороться, как было последние сотни лет, а перешагнуть просто через голову. Та модель угасает, не мгновенно, но устойчиво. «Мы» — это объединение не столько по форме рожи, чувственных предрасположенностей, традиций, и даже миропонимания, а по общности намерения.

Устойчивая империя, как структура подчинения разно-родных, разно-этнических элементов, может стоять только тогда, когда образующий её этнос-хребет имеет намерения, цели на голову выше чем соседи. Тогда они неизбежно попадают в орбиту, не наоборот, причём здесь попадание в зависимое управление получается не столько на основе горизонтального усилия, а за счёт безкопромиссного встраивания.

Что не равнозначно растворению меньших частей: сложное всегда состоит из мелких элементов. Озабоченность судьбой мелких этносов, вроде известной паранойи «незалежнасьцi» — нормальное усилие молекулярного притяжения, но с точки зрения больших процессов это не есть проблема. Не будет русских, белорусов, литвинов, поляков, будут другие, получившиеся в результате химических реакций, как тысячи лет до того. По готам и этрускам не плачем, и по тем страсьти только из-за короткого зрения и маленького сердца. Вопрос в том, чтобы во время трансформироваться, и трансформироваться всегда в нечто более сильное. «To improve is to change. To be perfect is to change often.» W. Churchill.

Поражение империй — только в угасании видения дальней цели, обрыве длинной воли, что есть синоним пассионарной обскурации.

Добавить комментарий