Правота действительная и декларативная

Лично я с большим подозрением отношусь к любому человеку, говорящему «я прав, без вариантов», претендующему на истину в последней инстанции и отметающему другие мнения, как заведомо ошибочные.

Такой подход недальновиден. Подобное вычисление «правого» — это неявное сравнение с некоторым абсолютом, который изначально абсолютно «прав». Есть уровень силы и способность к эффективным организованным действиям в конкретной ситуации, с устойчивостью в перспективе.

«Правота» действительная — и есть такая способность. Кто сильнее, тот и прав. Правь — хребет родовой силы.

«Правота» декларативная — заявление, что некоторый комплекс суждений отражает правоту действительную: правильную, сильную модель поведения. А также, что это указуемое поведение эффективнее чем некое другое.

Вполне возможно, то, о чём человек уверенно заявляет, и есть самая сильная для него модель поведения, в его конкретной жизни. Какие к нему претензии в таком случае? В том, что вы пытаетесь примерить её на себя, без всякого внимания к различиям в ситуациях?

Несколько другое дело, когда человеки декларируют «правоту», не отработав её практически. Тогда появляются сомнительные, висящие в воздухе интеллектуальные конструкции. Но и в этом случае, это лишь проблема говорящего — если он попытается деятельно применить свой мыльный пузырь, ему достанется чпок. Вы можете воcпринимать такую конструкцию как намёк, предложение: «Вот, можно делать так», и пользоваться им в своей жизни со всей ответственностью и вниманием. Что остаётся от «подозрительности»? Есть критическая оценка предложения в своей практической плоскости, относительно целей, своей родовой задачи. Конечно, только в том случае, если суждение воспринимается как предложение, а не как атака на личность, эго, в его мировоззренческой привязке. Эго незамедлительно контратакует, агрессивно противопоставляя некую альтернативу, или взывая к социально-одобряемой жалости «ущемлённостью религиозных чувств». Так теряются полезные сигналы.

Когда эгоманиакальные игры за место в иерархии декларативной «правости» становятся преобладающей деятельностью, очень эффективно зайти под сень некоего «абсолюта», авторитетной социально-одобряемой позиции, тем самым подкрепив свою. Только может статься, что в силу своей всеобщности, этот «здравый смысл» уже потерял полезные оттенки, стал суррогатом духа, единственностью «правоты», которая позволяет только малополезную бинарность «прав — неправ». Потом сидят философствующие святейшества и до хрипоты спорят, «синее — это белое или чёрное?» И за каждым из святейшеств стоят хорошие люди, готовые умереть за своё.

Давайте может умирать за что-то более значительное, чем эти философские пузыри?…

Добавить комментарий