Об антисемитизме, каббале и целостности

 Отклик на книгу М.Бруштейна «Антисемитизм как закон природы»

Книга являет собой конспект лекций известного пропагандиста каббалы Михаэля Лайтмана, за деятельностью кого я давно слежу. В прошлом — Михаил Семёнович Лейтман, уроженец Витебска. Человек известный и титулованный (основатель и руководитель Международной Академии Каббалы и тд и тп). Вхож в определённого рода международные круги вроде World Wisdom Council, и дружит с основателем Будапештского Клуба Эрвином Ласло. При этом, Российская Ассоциация центров Изучения Религий и Сект под предводительством другого еврея-иммигранта — Дворкина, занесла каббалиста Лайтмана сотоварищи в список «тоталитарных сект». Впрочем, составители таких списков сами иногда напоминают тоталитарную секту…

Что касается содержания, то я бы выделил следующие лейтмотивы:

  1. Евреи — не простой народ, и вообще они не народ, а идеологически сплочённая группа. У евреев очень особая миссия — нести в мир знание о целостности. Но не все евреи таковую миссию осознают.
  2. Антисемитизм — это очень нужное и неискоренимое свойство мира, позволяющая/помогающая евреям оставаться сплочёнными. При этом антисемитизм являет собой следствие общей раздробленности мира. Больше любви и целостности — меньше антисемитизма.
  3. Каббала — единственное (единственно правильное?) в мире учение о целостности, которое Б-г выдал Аврааму и другим [еврейским] мудрецам. Выдавал и другим народам, но они не взяли. А Авраам взял. Из каббалы выросли все современные науки.
  4. Мир находится в состоянии великого кризиса, и это переход к глобальной целостности. Каббала должна помочь всему человечеству обрести эту целостность.

Для меня, как человека, интересующегося еврейской культурой, организованным еврейством, иудаизмом и каббалой, в книге много интересных пассажей. Ничего, впрочем, существенно нового я для себя не открыл — а очень хотелось бы. Особенно интересует каббала, как «наука о целостности» и соотношение её с иудаизмом — тут для меня есть много загадок. Каббалисты, которых Лайтман цитирует, говорят о создании Земли из космического облака под действием сил гравитации. То бишь, транслируют позитивистскую космологию. Видимо, летоисчисление от Сотворения Мира уже не вполне актуально, и это влечёт за собой целую волну вопросов.

Тон книги, при всей экстравагантности содержания, в общем-то, здоровый, хотя обычный нееврейский человек (он же — природный антисемит) воспримет такие тезисы, как минимум, с настороженностью. Автор разговаривает о еврействе и антиеврействе свободно, рассудительно и без подвоха. Что неудивительно для образованного еврея, в отличии от нееврейских авторов, для которых сложно выдержать все эти качества сразу. Либо природный антисемитизм вылезает наружу вплоть до самых кровожадных форм; либо рассудительности не хватает и приходится говорить толерантными банальностями; либо юлить и изворачиваться, ибо тема отношения еврейства с остальным миром щекотливая, и чуть что не так скажешь, можно попасть под каток какой-нибудь «Антидиффамационной Лиги», особенно публичному человеку. Михаэль Лайтман к таким страхам иммунен. Плюс, советское высшее образование и каббалистическое знание даёт большой кругозор.

Однако, книга всё же содержит большое количество этноцентричного еврейского самолюбования. Что-то подобное я читал когда-то уже не раз про «древних русов», прилетевших из космоса на кораблях-виманах и хранящих мега-знание где-то там не помню где. У Лайтмана, всё оформлено поприличнее, но многие пассажи всё же вызывают и скепсис, и улыбку. Это если мы говорим о знании, а не о вере.

Об избранности

В книге подчёркивается особый путь евреев. Даже не пресловутая «богоизбранность» – автору хватает трезвости не педалировать этот, ставший для многих красной тряпкой, термин. Именно особое предназначение и особый характер.

Сложно возразить тому, что евреи – один из немногих в нашей истории этнос, который хранит этнорелигиозную культуру в почти неизменном виде в течении 2,5 тысячелетий. Несомненно, в этом есть что-то исключительное, по крайней мере для истории. Но автор, на мой взгляд, слишком оптимистично для своей версии трактует многие исторические факты, забывая о прочих.

То, что еврейская культура и иудаизм хранят тысячелетние заповеди, можно трактовать и как заторможенность в этнической эволюции. Она происходит, но совершенно с другими скоростями, нежели у тех же европейцев. Сухой пустынный климат  способствует длительному сохранению материальных артефактов, а зажатая смертоносными песками «оазисная» культурная организация — концентрации власти и знания, что важно в данном случае. Эти обстоятельства помогли формировать особый, жёсткий в ядре, и адаптивный на периферии этнический каркас.

Во влажных и изменчивых северных регионах археологам много проблематичнее найти какие-то следы древних цивилизаций потому, что в таких условиях им сложнее сохраниться. Однако, недавно всё же откопали Аркаим за Уралом – ему около 5 тысяч лет. Присвоить «Страну Городов», как и многие другие археологические находки, с их высоким уровнем развития библейским персонажам не удастся – это другая культура. С такой исторической высоты заявления вроде нижеприведённого выглядят воинствующим невежеством: «Да, я еврей, и когда предки моего достоуважаемого оппонента были дикарями на никому не известном острове, мои предки были священниками в храме Соломона.» Б.Дизраэли, премьер-министр Великобритании.

Этносоциальная структура в северных широтах другая, с другой конфигурацией, в которой отразились богатые леса, широкие реки, безкрайние степи. Эти культуры развивались по другим законам – передавая знание через тысячелетия не в виде материальных артефактов, а больше через генетические, этнокогнитивные и этносоциальные механизмы. Увы, на них гораздо сложнее зафиксировать взгляд, чем на «скрижалях» из синайского гранита.

Говоря далее о целостности, М.Лайтман непоследователен. Следовало бы указать, что у каждого народа на этой планете есть своя миссия. Да, миссия евреев отличается от остальных миссий больше, чем отличается миссия чехов от миссии словаков. В этом может быть некий повод для гордости. Но если сравнивать миссию евреев и, например, славян или китайцев — то тут уже поводов для самовозвышения значительно меньше.

Обычно концентрируются на том, что еврейская культура оказала существенное влияние на становление европейской культуры. Действительно, семитские аврамические коды за эти тысячелетия глубоко вросли в индоевропейские, оказав сильнейшее воздействие на становление культуры и науки. И при этом забывается, что есть и другие компоненты этой эволюции — ещё более мощные, начиная с т.н. «языческих», т.е. более древних, природных и этничных кодов индоевропейцев, которые никуда не делись. И именно эта этносреда переваривает аврамические установки, эволюционирует с ними, оставаясь при этом собой, неся глубинную основу, которая на порядок старше, чем срок контакта с иудейской культурой.

Еврейская культура и каббала — это культура рациональности, культура Знака, Слова и именно в этом её особенность. Развитие человечества в эпоху последних тысяч лет – это развитие прежде всего технологичного, методологичного разума, опирающегося на прямое восприятие. Здесь каббалистическая «бухгалтерия» оказалась очень к месту и потому востребованной. Но до этого и после этого были и будут эпохи, когда рациональность не играет ключевой роли, не являет собой главный эволюционный плацдарм. Эволюция духа гораздо шире, чем эволюция разума.

Наличие большого количества представителей еврейского народа в культурной, научной, политической и, особенно, финансовой элите также используют для подтверждения его исключительности. Опять же, с этим невозможно не согласиться, если судить поверхностно, по уже данным правилам. Глядя в глубь, можем видеть, что здесь очень важным является вопрос об идентификации и самоидентификации.

Евреи в модерновую эпоху вышли из своих вечно избиваемых гетто со значительными финансовыми активами в руках – это, без сомнения, особый этнический талант. Но далее последовала активная фаза генетического смешения, когда еврейские династии роднились с европейским высшим светом, что образовало совсем уже не моноэтничную клановую структуру, но позволила кланам обрести ещё большее могущество друг за счёт друга.

Чисто фенотипически и физиогномически, сравнивая современных европейских и американских «евреев» с типичным семитом Леванта – то общих черт оказывается не так уж много. Более того, похоже, что как раз семитские, ближневосточные антропологические внешние характеристики и для самих евреев становятся всё более чужими. Забавно видеть, как люди «истинно арийской» внешности представляются    Голливудом (где «засилье евреев» по Лайтману), как образцовые героические «евреи», что случилось с Бредом Питтом в “Inglourious Basterds” или с Дэниэлом Крэйгом в “Defiance”.

Еврей в представлении Квентина Тарантино Еврей в представлении Эдварда Цвика Некиношный еврейский типаж

«Еврейство» — это в меньшей степени генетическая общности, это этническая технология. «Дело в том, что еврейский народ – не народ в обычном понимании» – так говорит автор книги. В определённый период и в определённых социумах «еврейство» приобрело оттенок элитарности – когда их финансовый и социальный успех стал очевиден. И сейчас выгодно называть себя евреем – даже если еврейской крови в тебе только от прабабки. Фактическое этническое наполнение же этой самоидентификации, однако, сильно изменилось за эти тысячелетия.

И поэтому можно, конечно, относить к евреям 20% лауреатов Нобелевской премии, но считать, что это на 100% заслуга некоторых их семитских предков, живших две тысячи лет назад в Палестине – сильная натяжка. В этих заслугах и генетически и культурно поучаствовали многие другие народы, и особенно европейцы.

Об антисемитизме

Темин, кстати, не вполне удачный. В число семитов входят не только евреи, но и масса других народов, включая арабов. И те, кто ненавидят евреев, часто как раз очень тепло относятся ко всем остальным семитам — только из-за того, что те разделяют их страстное чувство. А судя по ситуации в Секторе Газа, «антисемиты» там воюют с «антисемитами», ибо там происходит обычная, в общем-то, гражданская война внутри семитского мира (если отставить геополитические и геоисторические аспекты). Более точный термин был бы что-то вроде «антиевреизм», но из сколь-нибудь известных распространённых есть только «жидоедство», что неупотребимо по вульгарности.

Взгляд М.Лайтмана на антисемитизм для многих может показаться парадоксальным, и тем импонирует. Впрочем, А.Тойнби уже сформулировал данный принцип, противопоставит «вызов» и «ответ», формирующий цивилизацию. Тут эти авторы могли бы согласиться: антисемитизм помогает еврейству оставаться самим собой.

Когда дело доходит до причин антисемитизма, автор, следуя той самой этноцентричности, доводит это противостояние до эсхатологической высоты, хотя и не особо афиширует это. Противостояние евреев и антисемитов – это противостояние «света и тени»: «Антисемитизм – тень еврейского народа… Я физик и знаю, что каждая вещь отбрасывает тень. Тень, отбрасываемая моим народом, – антисемитизм.» А.Эйнштейн.

То бишь, противостояние еврейского света и языческой тьмы. На этой строчке антисемиту уже надо вскочить и схватиться за топор. Впрочем, ничего особого в этой позиции нет. Она древняя, как мир, и такая же распространённая. Каждый обособленный этнос в какой-то период своего развития считал себя «людьми» (например, самоназвание «deutsch»), а остальных, непонятных – «немцами», нелюдями. Обычная стадия этногенеза или, точнее, когногенеза. В процессе активных межэтнических контактов такое отношение мало помалу исчезало, либо трансформировалось в более развитые идеи культурного превосходства.

Как императив и девиз, борьба с тьмой, несомненно, благородна. Больше, больше благородных борцов с тьмой! Мы все Воины Света, в конце концов, über alles. Русские – народ-богоносец; франко-германцы – воины Христа, освободители Гроба Господня; китайцы – жители Поднебесной; арабы – искоренители неверных; американцы – миссионеры демократии… Для внутриэтнического потребления такие позиции вполне оправданы, всегда будут ненавидимы и осмеяны снаружи, и потому совершенно не нужно пытаться выставить их как глобальный эмоциональный факт. Такая этнокогнитивная позиция – глобальный рациональный, культурологический факт, и рассматриваться должен только в компаративистском плане.

Русофобия или антиамериканизм в мире так же ожесточены, как антисемитизм. Но, конечно, имеют не столь длинную историю. В смысле «вызов-ответ» русские также почти в одиночестве сражаются с ненавистью даже самых ближайших родственников, а американцы, как мировой гегемон, жандарм и виновник всех глобальных бед, сами поставили себя на исключительную позицию ­– и за это нелюбимы. Стоит ли делать из этого этноцентричные эсхатологические выводы?

О каббале

Вот здесь было бы интересно узнать побольше да поглубже популярной литературы для домохозяек, но для этого нужен аутентичный Рав в пределах досягаемости. С таким авторитетом пока столкнуться не приходилось, поэтому буду судить издалека, по инверсионным следам.

С тем, что каббала была весьма развитым для своего времени учением, скорее всего можно согласиться. (Что является «своим временем» для неё, впрочем, вопрос открытый.) С тем, что она оказала большое влияние на европейскую рациональность я уже согласился выше. И именно поэтому затруднительно сейчас трезво судить о её потенциале для будущего, особенно для человека, находящегося внутри каббалы. «Еврейские мудрецы с помощью еврейских методик доказали, что еврейское учение – самое лучшее и единственно верное в мире» — получается примерно так.

Если без шуток, то тут мы имеем ситуацию положительной обратной связи. Для исследователя культурных оснований сами культурные коды, зашитые у него на подсознательном уровне, формирующие его концептуальный каркас и базальные когнитивные схемы, формируют фильтры сознания и метрики эффективности, кажущиеся адекватными. Сформированный в аврамическом мире человек, смотря на мир такими глазами, естественно, будет склонен а) видеть каббалу, и б) определять её как наиболее эффективную для себя.

То, что каббалой сейчас увлекаются и китайцы, и эскимосы, можно отнести к формату глобализации: европейская матрица, несущая с собой сильный аврамический след, формирует видение материального мира. Вполне логично, что китаец из Чжэцзяна или Гуандуна (но не из Ганьсу или Цинхая), живущий в значительной мере по законам западного капитализма, исповедующий китаизированный марксизм (маоизм), носящий западные костюмы и западные гаджеты, будет в некоторой мере склонен к индоктринации каббалой. Как и любой другой достаточно развитой европейской когнитивной системой.

О новой науке

То, что я знаю о каббале (а знаю я, впрочем, немного) пока не позволяет отнести её к чему-то прорывному. К знанию, на которое можно серьёзно опереться в наступающей эпохе. К знанию этнически и дисциплинарно масштабируемому. М.Лайтман стремится сделать её доступной и масштабируемой, для этого позиционирует каббалу за рамками иудаизма, в какой-то мере противопоставляя их, за что получает критику. Как и за «профанизацию» каббалы. Вывод знания на публику в любом случае несёт в себе профанизацию, но другого пути для обретения массовости нет. Другой вопрос – зачем это делается.

Кризис мировых религий и идеологий создали вакуум на глубоких уровнях человеческого сознания. Для многих соблазнительно зайти туда в качестве мессии или учителя. Каббала – хороший претендент, ибо

  • не была ещё массовой – новизна;
  • в то же время имеет долгую историю – древность и традиция;
  • позиционируется (Лайтманом и другими, как минимум) вне религиозного контекста, который многих отталкивает;
  • имеет оттенок научности, а именно – холистичности, которую самые разные учёные так ищут уже лет сто, как минимум;
  • имеет оттенок мистичности – что делает её привлекательной для скучающих масс;
  • практически элитарна – как элитарен еврейский бомонд, в силу наличия денег. Приверженность каббале может стать ключём в высший свет.
  • в целом, несёт в себе нетривиальный взгляд на мир.

И всё же, при всех этих сильных сторонах, при всё благородном порыве М.Лайтмана донести свет единства в тёмный раздробленный мир, я полагаю, что у каббалы нет шансов в стратегической перспективе. Но в ближнесрочной перспективе вполне возможно, что каббала увлечёт какое-то количество влиятельных интеллектуалов и какое-то количество «массового зрителя». Возможно, в этом будет какой-то здравый эволюционный эффект.

Подход Лайтмана к каббале отличается от традиционного и за это жёстко критикуется ортодоксальными каббалистами. Такая ситуация могла быть ожидаемой, ибо при всех известных обстоятельствах своего еврейства, Михаил Семёнович Лейтман – также европейский, советский и, в конце концов, белорусский человек. Что, как видим, налагает немалый отпечаток на его деятельность.

Но каббала в любом виде несёт коды прошедшей эпохи. Выход каббалы на свет из тёмных алхимических келий – последний аккорд этой эпохи. Каббалисты не видят этого, т.к. смотрят на мир через линзы, отшлифованные две тысячи лет назад. Даже если рассматривать каббалу, как некие культурные «корни», то выход «корней» на свет означает, что мы готовы оторваться от них – и двинуться дальше преображёнными. Каждое такое превозхождение требует тотального самоотрицания. Но разве не к этому стремятся каббалисты?

Об антисемитизме, каббале и целостности: 3 комментария

  1. hfcgbplzq

    С чего Вы взяли, что персонаж Брэда Питта в фильме «Бесславные ублюдки» — еврей? Только потому, что он возглавил отряд евреев? Третья картинка в том же ряду также вызывает некоторые сомнения — в каждой нации есть целая куча таких же дрыщей с одухотворёнными лицами. Сомнительно, что в том милитаризированном Израиле процент дрыщавости среди населения больше, чем в целом в мире. Вообщем, я бы заменил мной указанные картинки на другие, ибо некорректны и вырваны из контекста. А для получения дешёвого эффекта контраста — годятся. И ещё насчёт второй картинки с Дэниэлом Крэйгом… На семита он не совсем тянет. Но вот здесь http://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/4/4b/Bielski_brothers.jpg изображены евреи братья Бельские, одного из которых и сыграл Крэйг. Вполне себе европеоиды. Так что с наглядными пособиями у Вас беда. На аргументы не тянут.

  2. Grygoryj

    Интересная статья, спасибо. Сегодня о каббале ( как ее называют в Международной академии каббалы — науке каббала) пишут достаточно много. От самых хвалебных отзывов до самых отрицательных. Трудно, наверное, разобраться со всеми противоречиями современных исследователей этого древнего учения, постигающих эту науку о Единстве всего сущего, если не начать изучать и достаточно глубоко труды выдающихся каббалистов уже ХХ века Рава Йегуды Ашлага ( Бааль Сулама) и его старшего сына р. Баруха Ашлага (Рабаша).

    Именно они ясно показали, что представление о каббале, как о мистическо- эзотерическом каком-то учении является только оболочкой, за которой открывается цельная система знаний, постижений о структуре мироздания — творения, ее эволюции, роли человека, как «венца творения» , о очень непростой задаче, которая стоит перед еврейским народом.

    Это задача (миссия) — создание уже в реалиях современного мира общества взаимного поручительства ( взаимной ответственности, помощи и поддержки друг друга). Такие общественные отношения, которые были приняты всем народом Израиля ( 12-тью коленами) после выхода из Египта, и являются реализацией Единства на уровне такого разнообразного социума людей.
    Ее не выполнение и есть первопричиной антисемитизма. Собственно, об этом книга, как я ее воспринимаю, с практическими предложениями, современными методиками воспитания, образования, которые достаточно быстро могут привести к очень благоприятным изменениям в будущем Израиля, да и всего мира.

Добавить комментарий для hfcgbplzq Отменить ответ