О мистическом в обобщениях

Есть старая тенденция называть «надматериальным» или «мистическим» лишь следующую ступень обобщения понятий. Есть два яблока — они материальны, их можно стрескать. А «фрукт» — «надматериален». Попытки выразить абстракции высшего уровня через сумму низших приводят к обвинениям в мифотворчестве и мракобесии. Попытки работать с ними без поправки на масштаб приводят к глупым ошибкам, когда «фрукт» пытаются есть вместо конкретного яблока. Отсюда опять же, разочарования и повод поязвить для скептиков, и тупик безусловной веры или странных фантазий для упёртых, но неуклюжих оптимистов.

Современная наука подошла к предельным обобщениям, к адекватной работе с которыми оказалась не готова. Бытие/реальность, в любом из имеющихся пониманий, как вышло, уже не предельны, их глубины уже недостаточно. Упрощать ситуацию через феноменологические редукции и прочий идеализм — не практично. Некоторые выбирают вариант отказываться от генерализации «вверх», и от «бытия» вообще, предпочитая деконструкционный хаос. Мэйнстрим сохраняет центральную инерцию, надеясь на то, что рост количества аналитических деталей на текущем уровне обобщения достаточен для продолжения «прогресса». Маргиналы, чтобы преодолеть ясно ощущаемую стену, вводят туманные «энергетические теории», «импликативные порядки», «скрытые переменные» и прочее, что всё больше несёт оттенок того, что называют «мистичностью».

Опора на Священные тексты, ограничила существование теологов и схоластов некоторым уровнем развития общества и человека. Опирающихся на метафизическую абсолютную истину, верификацию и объективную реальность естественным образом ждёт та же участь. Не потому что она «ложная», а потому что на масштабах дальше данного не работает, как нютоновская механика в субатомном мире.

Посмодернизм разрушил и отбросил эту опору, но другой не нашёл и не предложил, потому недееспособен в конструктивном ключе. Если до постмодерна в твёрдость Зеркала свято верили, то постмодернисты и весь New Age — это поколение отвлечённых наблюдателей, чистых созерцателей, прочувствоваших иллюзорность этой твердыни, но потерявшихся в Зазеркалье, без понятия о том, как и зачем там действовать.

Сомнительно также, что конструктивистсткие и интуитивистские течения, с грузом последних веков, способны на по-настоящему радикальный рывок, без значительной дозы «мистицизма».

Впрочем, рывок на данном научном поле, в рамках данных экономических и геополитических условий, врядли возможен. Наметившееся прохождение точки сингулярности, излома эпох, вынудит к энергичному пересмотру многих вещей в пользу немедленного практического выживания без оглядки на герменевтику, что христианско-платоническую, что позитивистскую, что постмодернисткую. Вычитка что библейской, что верифицируемой объективной, что реальности-как-текста, будет уже слишком накладным занятием.

Новое обобщение должно свести всю накопленную сложность философии к простым относительно масштаба абстракции выводам, не столько перетолковав всё на очередной новый лад, сколько варварски изъяв только самое вкусное и плотное из водянистых концепций прошлого, для встраивания в более высокий порядок.

Добавить комментарий