О гомосексуалистах и отношении общества к ним

Наверное, не ошибусь, если скажу, что отношение к гомосексуализму делится на две базовые и противостоящие точки зрения. С одной стороны — либеральное потакание, произрастающее из мифа о правах человека, предоставляющее гомосексуальной культуре и гомосексуалистам широкое место в обществе. С другой стороны — традиционалистское отвращение, стоящее на здоровых инстинктах, для которой гомосексуализм в лучшем случае — болезнь, а скорее — преступление, требующее наказания. На линии между ними не так уж и много градаций, самая заметная из которых — окопавшаяся по периметру толерантность «пока они меня не трогают, пусть живут, но лучше им ко мне не лезть».

Каждая из этих установок, как элемент мировоззрения, определяет некоторый аспект в поведении людей, которые этой установки придерживаются. Сумма этих отдельных человеческих позиций даёт отношение общества. Лояльность нынешних либеральных обществ к явлениям вроде гомосексуализма не в последнюю очередь происходит из того, что они в состоянии кормить большое число нахлебников. Умирающий организм атлантической цивилизации пока выделяет достаточно тепла, чтобы в её рыхлом теле счастливо могли жить червячки, поющие осанны этому прелестному фосфоресцирующему месту. Ситуация не уникальна в истории, тот же Рим пришёл к культурной и сексуальной либерализации в период заката, когда расширяться ему уже было не нужно и не можно. Пассионариев потомки италиков уже не рожали, а только нанимали; религиозность стала фальшивой декорацией, и культурная обскурация блистала всеми оттенками гламура.

В то же время, среди атаковавших Рим германцев обвинение в мужеложестве и женоподобности считались тяжкими оскорблениями, т.к. их общества, вкладывавшие много сил в экспансию, если и могли себе позволить содержать бездетных особей на каких-то условиях, то содержание вырожденческой культуры очевидным образом бы поставило крест на всех агрессивных усилиях. В обществах, не имевших чрезмерного избытка ресурса, или обладавших значительными амбициями, требовавших вложений, содомия наказывалась жёстко, вплоть до смерти.

Нынешнее время не внесло больших различий в расстановку сил на этом поле. Однако, в силу другого масштаба процессов, в которые вовлечена целая планета, стоит кое-что добавить к упомянутой оппозиции «баловать — сажать на кол». Склонение к одному из этих экстремумов, либо к их умеренному компромису, не кажется вполне устойчивой стратегией в перспективе.

Есть необходимость найти практический баланс, уравновешивающий различные отношения к гомосексуализму, и при этом не являющимся очередным компромисом в курсе намерения к устойчивому росту и эволюции. Более подробно, гомосексуализм обычно рассматривается как

— свидетельство общественного развития и раcкрепощения;
— нормальная и легитимная часть личной и общественной жизни;
— некоторая странность, не влекущая за собой опасностей, пока она существует за закрытыми дверями;
— потенциально опасная болезнь, распространение которой следует жёстко контролировать;
— однозначное зло, требующее беспощадного искоренения.

Как правило, эти позиции взаимоисключающие. Ниже предлагается перспектива, в которой эта оппозиция исчезает, оставаясь работоспособной в частностях.

1. Да, гомосексуализм — болезнь, но болезнь в первую очередь не личная, а родовая. Как и всякий патологический процесс, он связан с неким поражением здоровья, в данном случае — здоровья генетической линии, что выражается в форсированном через разрушение либидо прерывании воспроизводства. В масштабе популяции — это отбраковка генетического материала, освобождение от популяционного балласта.

Но, всякая болезнь, как процесс, есть борьба за выживание. Обильное выбрасывание шлаков через потовые железы, рвота, понос, высокая темпаратура, подгоняющая химические и массообменные процессы в организме — тот или иной набор из этих явлений сопровождают попытку живого существа победить инфекцию, избавившись от чужеродного загрязнения, либо от части себя, которое в данный момент является балластом. Смертельная болезнь — поражение, которое организм не смог победить, можно рассматривать как отбрасывание всего физического тела целиком.

То есть, если смотреть в глубину, гомосексуализм — здоровая реакция популяционного биологического регулятора на текущую неблагоприятную ситуацию. Это — патологическое, где-то отвратительное, но необходимое состояние, как рвота при отравлении: при всех неприятностях ситуации, ядовитая субстанция должна быть выброшена. Генетические программы обрывают отдельные свои родовые линии, активируя гомосексуальные пристрастия, и это есть сжигание накопленного жира, которым обрасли общества, и который уже мешает ему двигаться проворно, и лежит камнем на пассионарности.

А точнее — сумма накопленных в процессе воспроизводства генетических девиаций не оставляет ничего другого для личной биологии, как остановить самовоспроизводство. Установка на выживание популяции — это древняя социобиологическая программа, зашитая на генетическом уровне. При достижении некоторого барьера генетических отклонений, эта программа обрывает воспроизводство тем или иным способом.

2. Да, это свидетельство развития обществ: в том смысле, что популяция и социум выросли и развились до относительно большого масштаба, и теперь пришло время преобразовать количество в качество, отбросив тупиковые варианты, которые потребляют больше, чем приносят.

3. Да, это нормальная и легитимная часть жизни: в том смысле, что дегенерация некоторых участков есть перераспределение социального или социобиологического потенциала. Где-то убыло, где-то прибыло. Тем не менее, следует обращать внимание, куда происходит отток энергии: намеренное распространение вырожденческих шаблонов поведения — мощное оружие в современном мире, которое успешно применяется.

4. Да, это некоторая странность, которая безопасна, до тех пор пока не распространена: освобождение от балласта — процесс постоянной чистки, и гомосексуализм присутствовал и будет присутствовать всегда. Тем не менее, здоровые и пассионарные общества должны аккуратно контролировать процесс, ставя гомосексуалистов на своё, приносящее обществу и расе пользу, место.

5. Да, это потенциально опасная болезнь: безконтрольное распространение гомосексуализма, отсутствие структурных препятствий для него, приятие его отдельными людьми и обществом, представляет собой существенную опасность. Некоторая расовая окрестность: семья, община, этнос, нация, если имеют намерение выжить, должны выстраивать себя в поведении и культуре, как фиксации поведения, так, чтобы гомосексуализм не имел по факту питательной почвы и возможности расти. Речь идёт не о подавлении болезни агрессивной косметической медициной, как это принято сейчас, а о стратегическом сохранении генетического здоровья социума, при котором здоровый человек, без всякой идеологической подготовки и специального воспитания, однозначно и инстинктивно оценивает: дерьмо есть нельзя, гомосексуализм — вырождение, трава — зелёная. И находит в этом выводе несомненную практическую пользу.

6. Да, это зло, требущее изкоренения: в том смысле, что попытка привития здоровому человеку гомосексуальных шаблонов поведения должна пресекаться, как атака на родовую линию, со всей жёсткостью. Представление о содомитах, как о неких освободившихся и просветлённых творческих персонажах, практически стоит рассматривать как всё тоже причудливое фосфоресцирующие гниение цивилизации: без ненависти, но с полной готовностью указать ему его место: место пиявки, отсасывающей грязную кровь, а не части нашей кровеносной системы.

Гомосексуальная культура должна стать культурой, ставящей целью не воспевание полученной свободы от гетеросексуальной ответственности, а культурой работы над кармическими ошибками, приведшими к абортированию родовой линии.

Гомосексуалист — не есть человек низшего разряда в общесте. В родовом плане он — человек импотентный, но не безполезный. Презрение к гомосексуальности с одной стороны является полезным барьером, с другой стороны, излишняя агрессивность в этом вопросе происходит от неверного позиционирования гомосексуалистов в обществе.

Гомосексуалисты должны быть в определённой степени маргинализированной кастой, выполняющая свои узкие задачи, исключающие пропаганду собственной инвалидности. Перенапряжения в их демонизации приведут скорее к обратному эффекту: отсутствие лёгкости в отстранённом отношении к ним свидетельствуют о наличии некой психической связи, возможно — комплексе подавления или страха перед гомосексуализмом. И то и другое должно разрешаться без выворачивания суставов и психического пресса, если общество обладает достаточно развитым инструментарием работы с такими явлениями.

О гомосексуалистах и отношении общества к ним: 1 комментарий

  1. Уведомление: О норме в сексуальности | Философия Действования

Добавить комментарий