Иерархия и внешнее давление

Сергей Морозов в «Сексе и ранге» приводит социобиологический тезис:
«Чем выше степень давления на популяцию извне, тем выше становится значение иерархии у популяции изнутри.» То «значение», о котором тут говорится — это выживание популяции. Народа.

Это простая формула могла бы отрезвить многих либералов, не будь у них многих вкусных причин отмахиваться от законов природы. Часть из них просто не в состоянии мыслить категориями ответственного управления, что требует определённой жёсткости. Поэтому всякое появление в поле зрения чего-то с несглаженными углами и нерадужными цветами вызывает приступ головокружения от призрака «фашизма» и агентурной паранойи.

Когда-то в статье «Либерализм, дисциплинарная модель и её приложения» я указывал на то, что градус дисциплины в обществе — величина регулируемая. Но не всегда регулируемая сознательно: когда относительно либеральное общество, противостоящее внешнему давлению, не может выстроить жёсткую иерархию внутри себя осознанно, то его структура власти переходит к иерархичной, авторитарной через революцию, разрушение этой власти. Так общество, популяция в терминах социобиологии, спасает само себя от уничтожения. Если власть не может довести до людей необходимость повышения степени дисциплинарности, или если народ не может этого принять, кто-то должен погибнуть: либо власть, либо власть вместе с народом. Процесс смены импотентных элит и замещения нежизнеспособных популяций не отменяется никакими конвенциями.

Но нынешние свободолюбцы живут в мире инфантильных фантазий, где это «внешнее давление на популяцию» игнорируется. Понижение дисциплинарного уровня общества, либерализация, могла бы быть уместным во времена относительной безопасности и, главное, когда внутреннее давление (демографическое, экономическое и пр. состояния в динамике) достаточно превышает внешнее. Аморфное, слабоструктурированное общество может существовать только на пустых и благодатных для расширения просторах. Именно оазисное мышление обезвоженных пустынь породило жёсткие монотеистические религии и иерархичные мировоззрения, противостоящие щедрому многобожию джунглей и лесов. Слабоструктурированные социумы, какими были колонизаторы Америки, хороши для быстрого захвата малонаселённой местности. Либо местности, где население не может оказать организованного сопротивления (создать давление).

В жизни европейской нации, имеющей некую устойчивую субъектность, все либеральничания возможны только в короткие промежутки времени и/или на ограниченных территориях. Ибо давление со всех сторон велико.

Немцы, континентальные европейские амбиции которых всегда были велики, для их реализации нуждаются в избытке внутренней силы, и потому склонны к Ordnung. Они помнят это, и как бы не пытались их лишь памяти и произвести им генетическое обрезание, логика выживания рано или поздно эти путы порвёт. В России к этому давлению добавляются ещё и более жёсткие природные условия, потому и иерархия имеет большее значение, чем в Европе. И русским княжествам, и Орде, неаргументированно пенять русским близостью к которой стало весьма гламурным занятием, приходилось выживать в сходных и малоблагоприятных условиях, потому не удивительно, что иерархичность в том или ином виде в обеих случаях была востребована, как социальная форма.

Не знаю, какой величины бельмо нужно носить на глазу сейчас, чтобы не замечать, что нынешняя ситуация в Европе — это ситуация, когда её пухленькое либеральное тельце давят с разных сторон. К этому добавляется и нерешённые внутренние структурные проблемы — несоответствие существующей иерархии вызовам времени, так и обильная внутренняя гниль — опухоли всевозможных паразитарных меньшинств, которые производят уже не жизнь, а мутную рефлексию жизни, при этом требуя «равноправия», умалчивая о необходимости уравновешивания их обязанностями.

Европа будет жёстко иерархичной в следущие десятилетия, либо её не будет вовсе. Тот дисциплинарный режим, который существует в Европе сейчас не обеспечивает жёсткости конструкции перед лицом настоящих уроз. Многие на верхах это понимают, но пока скованы рамками полит-дискурса, требующего публично жевать политкорректную вату, и выполнять какие-то необходимые операции где-то под поверхностью, параллельно занимаясь медийными махинациями прикрытия. Это утомительно, и однажды на умасливание домохозяек и либеральных партий просто не будет времени. Когда поддержание бутафорского политэс станет дороже, чем установление явной диктатуры, Европа сделает свой выбор.

Добавить комментарий