Философия как производитель

krylov:
Философия в её отношении к науке довольно часто воспринимается примерно так же, как как «театр в эпоху кино».

Она когда-то заменяла науку, обещала познание природы вещей, и даже до чего-то догадывалась, было дело. Ну так наука это всё обеспечила по-настоящему, без дураков, наладила производство истины в промышленных масштабах.

Самое обидное, что в случае философии такое отношение не вполне справедливо.Не совсем, а именно что не вполне. В самом деле, философия имеет больше отношения к творческим способностям ума, нежели к чисто познавательным. Но «чистого познания» не бывает, хотя бы потому, что добытые результаты нужно излагать и воспроизводить, а для этого нужен адекватный язык, который может быть только придуман, изобретён, и тут уж никакой термометр не поможет. В старые же мехи новое вино наливать – только вино портить. Что, собственно, и произошло в двадцатом веке с научным знанием.

Философия производит и поддерживает мировоззрение. Она выросла из религиозности именно потому, что ранее мировоззрением монопольно занималась религия. Впрочем, сама философия превратилась лишь в новую форму религиозности.

Плотная связка с «наукой» и субординация появилась тогда, когда производить мировоззрение философия перестала, больше углубившись в рефлексирование по поводу мироустройства и, особенно, самое себя. Стала только отражать отражённое.

Заратуштра с Ахура-Маздой; сонм апостолов с распятым еврейским мальчиком; Магомет с другим аврамическим вариантом; К.Маркс с третьим аврамическим вариантом; Ницше, с попыткой перешагнуть самого себя; Кастанеда с Путём Воина — вот примеры настоящих философов, произведших нечто, весомо изменяющее и изменившее жизнь.

А импотентная всё-более-склонность к рефлексированию, ставшая доминантой философии, вытеснила производящую часть. Философия стала несамостоятельной именно в силу необходимости в некоем живеньком предмете отражения. Наука тут подошла как нельзя более, есть где развернуть рекурсивные абстракции методологий. Она — живая, производит прелестные штурмовики и громкие кофеварки. Можно долго стоять под её сенью и стричь деньжата — на вино в парижских и мюнхенских кафе хватит. В этом — практическая ценность современной философии. Для философов.

Философы, призываю творить нечто большее, чем безцельные рефлексии чудес мира и чужих безцельных рефлексий. От обилия оригинальных мнений не подташнивает только всепереваривающего. В философии должен звучать приказ и железная воля к жизни и преодолению. Иначе — пустая болтовня, и это — справедливо.

sergey_cheban
Сравнивать философию с наукой — это примерно то же самое, что прийти в ресторан и начать сравнивать еду с салфетками: дескать, и не вкусные они, и вообще без них легко обойтись можно.

Некорректно.

Философия от остальной науки отличается масштабом целей. А никак не принципиальной «съедобностью». То, что наука в большей (прикладной) части имеет мелкие и средние цели, наверно, не плохо. С помощью такой тактической науки мы унавозили комфортом окружающее пространство. Плохо то, что осознание масштабных целей атрофировалось, а инструменты работы — растерялись, пока копались в мелочах, и драли друг друга за космы за каждый ничтожный философический артефакт.

kosarex
Поскольку философия согласна только трансформироваться, да ещё с оговорками, но не согласна выкидывать старые концепции на свалку, то философия не может быть наукой. Философия литературна по сути.

Философия перестала быть наукой, когда факты, которыми она оперирует, или скорее — должна оперировать, превратились из фактов в совершенно оторванные от практики интерпретации. А практика уровня, достойного философии, исчезла как мамонт. Ей осталось обильно рефлексировать над «методологией науки».

Гегель рассуждал о духе куда больше, чем работал над духом (или с помощью духа), Ницше таковое лицемерие чувствовал, но сделал относительно не много, экзистенциалисты скромно топтались, ковыряясь в идее смерти. Остальные переваривали их и друг друга.

Только практика Высокого может произвести на свет живую философию, как отражение этой практики.

Добавить комментарий