Анахроничность реформистского дискурса

Термин «реформатор» и реформистский дискурс в целом в ХХI-ом веке окончательно стал анахронизмом. Если во времена Лютера «реформа» означала переход от одной стабильной общественной конфигурации к другой, то уже в ХХ-ом веке изменения социальной формы стали насущным делом каждых 10-20 лет, их стал провоцировать экспоненциальный цивилизационный рост.

Даже если «реформа» всего и вся в обществе и не нужна ежегодно, то как минимум каждые десять лет нужно перестраивать какую-то социальную сферу. А следующие десять лет — готовиться к новому перестроению. Сфер этих уже много и они сильно связаны даже внутри некоторого отдельного социума. А если вспомнить про то, что общества глобально переплетены, и если где-то потянули, то в другом  месте обязательно напряглись, то картина ещё более усложняется.

В результате этого «реформаторский» дискурс стал бессмысленной демагогией политиканов, апеллирующих к «реформе» только в той степени, в какой это помогает им в борьбе за кресла. Общества нуждаются в постоянном, непрерывном, системном адаптивном управлении, а не в осколочных «реформах» — и это реальность для политиков, занятых практикой.

Эта необходимость пост-индустриального мира в свою очередь изменит и модерновые методы организации управления,  неповоротливые «парламенты», неуклюжие «выборы» и всю структуру «политической сферы».

Анахроничность реформистского дискурса: 2 комментария

  1. अभिजन वज्रसार

    Не так давно я пытался формально описать язык, с помощью которого иерархические пирамиды воспроизводят себя с течением времени. До сих пор ничего не удалось, к сожалению, накопились разве что какие-то полуинтуитивные допущения.
    Вообще же вопрос управления (даже так: адекватного управления) сегодня, кажется, первичен. И подспудно всплывают разные побочные (например, нравственные) вопросы — кто лучше: правые или левые? И т.п.
    И я по личному примеру (как симпатизирующий в значительной мере как правым, так и левым) могу сказать, что вопрос несколько сложнее общепринятого варианта его рассмотрения.

    Первые две идеи, возникшие у меня по прочтении, примерно можно высказать так: 1) необходим интерактив (о чём мы уже говорили в комментариях к позапрошлой заметке), т.е. максимально облегчённая обратная связь между ЛПР и подопечными, и 2) возможно, было бы удобным использовать механизм каких-то отдельных конкретных «проектов» (сочетающих в себе одновременно и ресурсы, и инициативу) вместо неуклюжего механизма парламента, министерств и ведомств. Правда, отдельной долгой дискуссии стоит вопрос полномочий этих проектов (особенно в местах их взаимопересечения), но это уже совсем другая игра, как говорится.

Добавить комментарий